Глава 2. Разумный эгоизм (неразумных прошу не читать)

А если, может быть, минует час суровый
И муза с нежностью вручит венец лавровый,
Благодаря ль судьбе, благодаря ль уму
Победу наконец одержит гений
Всей дивной радости и славы упоений
Всего – ты слышишь ли? – добиться одному!
 
Э.Ростан «Сирано де Бержерак»
 
Я не намерен строить для того, чтобы кому-то служить и помогать.
Я не намерен строить для того, чтобы иметь клиентов.
Я намерен иметь клиентов для того, чтобы строить…
 Те, кому я нужен, придут сами...
Никогда никого не спрашивай. Тем более о своей работе.
Разве ты сам не знаешь, чего хочешь? Как можно жить, не зная этого?
 
Айн Рэнд «Источник»
 
В предыдущей главе я слегка коснулся темы эгоизма и сделал это не случайно. Как будет ясно из последующего изложения, разумный эгоизм тесно связан с принципом умеренности в контексте счастливой жизни. Но обо всём по порядку.
 
Теория разумного эгоизма формировалась параллельно с капиталистическими отношениями. Важнейшую роль в этом сыграла эпоха Просвещения (конец 17 – начало 19 века), акцентировавшая ценность самостоятельного мышления. Вспомним Иммануила Канта с его постулатом свободы использования собственного интеллекта. Рационализм предполагает поиск Истины, какой бы она ни оказалась. Обнаружение Правды, даже горькой, не должно влечь за собой репрессии. По мнению Канта, просвещение – это мужество пользоваться собственным разумом.
 
Наибольший вклад в теорию разумного эгоизма внесли французские мыслители 18 века. Они утверждали, что основой морали являются правильно понятые собственные интересы – так называемое «разумное себялюбие». С их точки зрения, разумный эгоизм представлял собой «золотую середину» между альтруизмом и эгоизмом неразумным. Последний представляет собой удовлетворение сиюминутных желаний без учёта последствий, нарушение прав окружающих людей в угоду своим интересам, поэтому ведёт в перспективе к крупным неприятностям. С точки зрения теоретиков разумного эгоизма, люди должны учиться данному феномену, преодолевая внедрённые с детства неадекватные запреты и ограничения, и шире пользоваться своим здравым смыслом.
 
По сути дела, теория разумного эгоизма формирует новый вид морали (взамен устаревшей дуалистической морали абсолютного Добра и Зла), при которой обесцениваются так называемые «моральное бескорыстие» и «альтруизм» – они являются лишь бесплатным сыром у входа в мышеловку. «Альтруист», делающий одолжение, заставляет другого человека чувствовать себя обязанным ему и тем самым получает простор для будущих манипуляций. Поэтому разумный эгоист отказывается от подобных подношений, чтобы не попадать в зависимость, либо не считает для себя должным как-либо платить в ответ за «бескорыстно» сделанный подарок или оказанную услугу. Этим, кстати, он может излечить манипулятора – альтруиста от его дурной привычки.
 
Безусловно, разумный эгоизм лучше лицемерной двойной морали, от которой страдали жившие при социализме граждане СССР. Это понятие стоит близко к индивидуализму и позволяет одарённому человеку лучше проявить себя. Ведь эгоизм у каждого свой (так же как личность и разум), поэтому всевозможные «коллективно-патриотические» мероприятия остаются невостребованными и влекут к себе лишь «ленивые умы», ожидающие, что сильная власть решит их проблемы.
 
Разница между одарёнными индивидуалистами (первичными людьми) и безответственными коллективистами (вторичными людьми) великолепно показана в романах писательницы Айн Рэнд под названием «Источник» и «Атлант расправил плечи». Одарённый человек, с точки зрения автора, завоёвывает личное счастье в процессе творчества, причём творит он, в первую очередь, радисамогосебя! Для собственного развития! Другое дело, что обычно при этом бывает польза окружающим, но это, как говорится, «побочный результат». А нам внушали в школе: гений творит для людей, ёшкин кот …
 
Вы можете задать вопрос, почему я пишу эту книгу. Угадайте с трёх раз … Правильно, в первую очередь – для собственного развития, желания лучше разобраться в данной теме и повышения самооценки. Когда в голове так много умных мыслей, было бы преступлением не проявить на бумаге мощь своих полушарий …
 
Однако вернёмся к гениальной эмигрантке из России Айн Рэнд, произведения которой по влиянию на американское общество занимают второе место после Библии. Разумный эгоист, с точки зрения писательницы, обретает цель в самом себе. Он живёт собственной головой, не позволяя другим людям делать из себя жертву, но и не превращая в жертвы других. Открытое провозглашение и обоснование подобных идей в произведениях Айн Рэнд заставляет считать их сочинениями скорее философскими, чем художественными.
 
Как видим, упор делается на собственный разум и здравый смысл человека, который, осуществляя осознанный выбор в повседневной жизни, сам несёт за него ответственность. Это и есть другой вид морали, отличной от христианской, важность которой за много лет до нашей эры подчёркивал древнекитайский философ Конфуций. Для него, как и для Сократа, Добродетель была слита со Знанием и не могла реализовываться вне его. В отличие от многих современных «моральных» лицемеров, Конфуций всегда жил по своим заповедям. Кстати, ему это было несложно – ведь он имел ум! Как утверждал философ, «религия должна быть согласована с разумом человека и подлежит проверке здравым смыслом. То, что не может быть проверено разумом, не может быть предметом истинной и твёрдой веры, а значит, не может руководить поступками». Вот в такую «религию» я готов поверить с удовольствием!
 
Вот что писал по этому поводу Чарльз Дарвин: «По временам – разум может подсказывать, что человек должен действовать вразрез с мнением других людей, чьё одобрение он в таком случае не заслужит, но он всё же будет испытывать полное удовлетворение от сознания, что он следовал своему глубочайшему убеждению или совести».
Ещё со школы мы помним роман «Что делать?». Разумный эгоизм «новых людей» в этом произведении Чернышевского выражен следующим образом: мысли главных героев направлены на себя, но в то же время подчинены идеалам добра и счастья. Их личный интерес совпадает с общечеловеческим. Неразумный же эгоизм других героев романа ведёт к праздности и излишествам.
 
Лично для меня здесь болевая точка в том, докакойстепени интерес одарённой и разумно-эгоистичной личности может совпадать с коллективным. Ведь талантливые люди часто вынуждены противостоять ленивой и инертной массе. Ортега-и-Гассет, современный писатель и философ, очень ярко описал сей феномен: «Заурядные умы, не обманываясь насчёт собственной заурядности, безбоязненно утверждают своё право на неё … Масса сминает непохожее, недюжинное и лучшее. Масса – это те, кто плывёт по течению и лишён ориентиров. Поэтому массовый человек не созидает … »
 
Для таких людей «уникальность» связана не с их собственной неповторимой личностью, а в лучшем случае с новыми ощущениями от обладания ещё одной «игрушкой». Всё по-прежнему идёт извне, а не изнутри.
 
В праздничные весенние дни, когда «средний» человек с толпой выходит на улицу «погулять», «посмотреть салют» и, весело болтая, фланирует туда-сюда, я вглядываюсь в эти лица и пытаюсь понять: они «знают» об отсутствии у себя каких-либо индивидуальных, уникальных качеств и потому решили быть «как все», или даже не пытаются эти качества искать? Не удивительно, что и на мои курсы они придут лишь тогда, когда «сильно заболит».
 
Помните, мы уже говорили, что «человек неразумный» склонен отдавать приоритет материальному потреблению и пустым удовольствиям? Ортега-и-Гассет также отмечает две основные черты «массового человека»: постоянный рост жизненных запросов и врождённая неблагодарность, что в целом рисует образ избалованного Ребёнка, живущего эмоциями и иллюзиями. Ведь никто даже не пытается указать этому Дитяти на «второсортность» его жизни, да и его самого! «Чем дольше существуешь, – с горечью пишет испанский философ, – тем тягостней убеждение, что большинству недоступно никакое усилие кроме вынужденной реакции на внешнюю необходимость».
 
Телевидение и другие СМИ давно уже обращаются с населением как с капризными детьми. «Когда же наконец наступит тепло?»- обиженно задает вопрос ведущая новостной программы представителю Гидрометцентра, и тот в ответ, как бы извиняясь, начинает успокаивать телеаудиторию – лишь для того, чтобы через неделю снова услышать: »Когда же наконец закончится эта жара?» Можно подумать, что синоптик подобно всемогущему Родителю (или Богу) способен влиять на погоду. Кстати, многие и держат постоянно включенное радио или телевизор в квартире, чтобы в тишине вдруг не начать думать и оплакивать внутреннюю пустоту и убогость своего бытия. Заглушают внешним шумом свой внутренний голос.
 
Сразу вспоминается хайдеггеровский Man, который стремится сделать всё лёгким и незатруднительным для себя, воспринимать всё с чисто внешней стороны и придерживаться «конвенционально принятой видимости». Такой Man («усреднённый человек») «всегда живёт уже под незаметной властью других… Каждый есть другие и никто не есть он сам… Man … есть никто». Как видим, излишнее расширение «внешнего», «власти других» ведёт к забвению принципа умеренности в контактах с окружающей средой и отсутствию разумного эгоизма.
 
На мой взгляд, основное достоинство сочинений уже упоминавшегося Ортеги-и-Гассета в том, что он показал основные опасности неразумногоэгоизматолпы, или, если уж поискать строго противоположный термин, неразумного коллективизма. «Слабые объединяются для того, чтобы компенсировать свои индивидуальные слабости «властью количества», – пишет Зигмунд Бауман. Поскольку у «массового» человека разума немного, то его эгоизм не может быть разумным по определению! Неслучайно Ортега-и-Гассет отмечает, что толпа, предоставленная самой себе, разрушаетосновысобственногосуществования.
 
Разумный же эгоист никогда так себя не ведёт: он думает о своей долговременнойвыгоде, а не об удовлетворении сиюминутных потребностей. В то время как эгоцентризм – крайняя степень эгоизма – буквально опасен для жизни. Ведь эгоцентрик не способен чувствовать других людей, прогнозировать их действия, а значит, разумно соизмерять свои поступки с поступками других. Неслучайно сказано: «Свобода – это способность человека жить в условиях собственныхсамоограничений». А откуда они возьмутся у человека с недалёким умом? Поэтому для того, чтобы держать таких людей в узде, существуют религия с её моралью и государство с его силовыми структурами. Оба этих института делают упор скорее на эмоции (кнут и пряник), чем на разум. Не берусь судить, до какой степени «массовый человек» мог бы быть перевоспитан, если бы акцент сместился на развитие рационального, логического мышления. Поэтому, возможно, по Сеньке и шапка, которая, впрочем, никак не подходит одарённым разумным эгоистам. У них свои головные уборы и главное – другое содержимое головы.
 
Реализация себя в избранной деятельности – самый «надёжный» способ получения положительных эмоций и укрепления положительной самооценки (удовлетворение от своих уникальных достижений). Такому человеку не придётся притворяться перед другими, изображая показной оптимизм. Радость от процесса личного творчества делает неактуальной зависть и чувство конкуренции: если мой «участок работы» уникален, значит я в нём первый и единственный труженик, и любые сравнения с другими будут неуместны (как мы знаем, зависть часто появляется в результате сравнения себя с более успешными людьми). Мне следует соревноваться не с другими, а с самим собой, быть каждый следующий день успешнее себя вчерашнего.
 
Прекрасное подтверждение этому даёт жизнь философа Людвига Витгенштейна. По мнению специалистов, его первые труды имели немало слабых мест. Однако с годами Витгенштейн (несмотря на сомнительное душевное здоровье) всё больше нагружал себя, в результате чего стал не только блестящим специалистом, но и гораздо лучшим человеком. Он, кстати, открыто писал, что (любимое) занятие философией и есть наилучшая «самотерапия».
 
Вот что сказал в этой связи на праздновании 70-летия знаменитый балетмейстер Баланшин: «У меня сейчас гораздо больше энергии, чем в молодости, поскольку я точно знаю, чего хочу». Так разумный эгоизм позволяет личности сосредотачивать усилия на самом главном направлении, и, подобно сфокусированному лучу солнечного света, «прожигать» любые преграды.
 
Красиво и необычно подана идея самореализации с помощью Разумного эгоизма в трудах Бенедикта Спинозы: «Все действия разума, соединённые с ним, являются превосходнейшими и должны цениться выше всех других … Все действия, совершаемые нами вне себя самих, тем совершеннее, чем больше в них возможности соединяться с нами, чтобы образовывать с нами одну и ту же природу. Ибо, таким образом, они больше всего подойдут к внутренним действиям». Одним словом, действуйте так, чтобы это отражало вашу сущность. Станете знаменитым и проживёте долгую жизнь.
 
Немного отвлекаясь от основной темы, могу предложить «реформу школы» на основе своей концепции. Каждый ребёнок получает собственного наставника, который, во-первых, следит за ежедневным развитием своего подопечного, а, во-вторых, делает всё, чтобы дитя с ранних лет стремилось обнаружить и входить в контакт с собственными индивидуальными наклонностями. Я имею в виду «уроки самопознания и саморазвития», а затем «уроки самореализации». Такого рода обучение пока технически невозможно: требуется большое количество творческих наставников. Как в хорошем санатории: на одного отдыхающего приходятся два-три представителя обслуживающего персонала. Однако вернёмся к основной теме.
Эгоизм позволяет способному человеку противостоять косной толпе, а разум – не доводить дело до конфликта с ней, оставаясь законопослушным гражданином и реализовывая себя в сфере индивидуального творчества.
Быть эгоистом – «натурально» для человека. Ведь данное качество является врождённым и сильнее всего проявляется у маленьких детей. Лишь позднее ребёнок учится помогать другим – так называемому альтруизму. Исследования психологов также показали наличие у большинства людей разрыва между тем, что («хорошее») они говорят и тем, что совершают на самом деле (два вида установок). Отметим, что второй вид чаще всего и продиктован эгоизмом, причём не всегда разумным. В таком случае, открытое признание своих эгоистических свойств позволит: а) перестать испытывать во многом ненужное чувство вины; б) быть способным ясно объяснить (другим людям) мотивы своих поступков; в) начать осознанную работу по «уразумлению» своего эгоизма и попутным его переключением с ЦУ на ЛУ (подробнее об этом смотри последнюю главу). Большинство же людей ведут себя эгоистично, но бегут от одного упоминания слова «эгоизм».
 
Разумный эгоист относится к себе внимательнее, чем к другому просто потому, что лучше знает себя и свои предпочтения и не всегда может точно определить, что требуется ближнему своему. Не давая денег бомжу, вы, скорее всего, не поощряете его алкоголизм. Но если «в себе» ничего не ощущаешь, тогда забота о ближних может стать лучшим выбором по сравнению с погоней за материальными благами. От оппозиции «иррационализм, мистика» – «животный эгоизм» надо уходить в сторону интеллектуального, Разумного эгоизма.
 
Многие завидуют таким «состоявшимся» разумным эгоистам (точнее, их славе и деньгам), но едва ли захотят прикладывать даже половину затраченных ими усилий. Не раз слышал от курсантов, что они хотели бы стать такими же психологами как я. А то, что психолог ежедневно работает, изучает литературу, напряжённо думает, держит себя в жёстком режиме ради максимальной продуктивности, они не учитывают.
 
С обычным животным эгоизмом всё просто и понятно. Я «хапнул», у меня стало больше, у тебя меньше. В разумный же эгоизм, связанный с реализацией собственных уникальных черт, «встроен» большой компонент альтруизма. Гений творит, в первую очередь, для себя, но плоды его деятельности достаются обычным людям, причём без труда с их стороны, просто так. Средний человек получает в своё пользование новые технические устройства, книги, картины, музыку и т.д. И при этом ещё называет одарённых людей чудаками, «не от мира сего», вместо того, чтобы встать перед ними на колени и долго благодарить. Творцу приходится бороться с «сырым материалом», а массовый потребитель получает конечный продукт в готовом и красиво упакованном виде.
 
Чем на более высокой ступени одарённости стоит Творец, тем больше в его деятельности «объективного» альтруизма – пользы для других людей. Получается, чем более «уникален и разумен» личный эгоизм, тем более он «альтруистичен», даже если гений творит «для себя», ради собственного удовольствия. «Человеческой жизни «нечего искать» на Земле, кроме неё самой», – отмечает в этой связи П.Слотердайк.
 
Кстати, в предыдущих книгах я предполагал, что уникальными способностями должен обладать каждый человек, раз уж он «неслучайно» появился на свет. И призывал окружающих (в том числе, курсантов и клиентов) искать и реализовывать свою уникальность, находя в этом смысл жизни. Теперь же чаще склоняюсь к точке зрения одного из философов, что «народ – это обходной манёвр природы по получению шести-семи гениальных личностей». При этом с уважением отношусь к каждому представителю «народа», поскольку все люди имеют одинаковые права, хотя и совершенно разный уровень способностей. Равенство – понятие социальное, а не биологическое. А психология вообще интересуется индивидуальными свойствами и характеристиками. Так что уж если развивать индивидуальность, одновременно следует развивать и мозг, поскольку «где не хватает ума, там не хватает всего». Но, как понимает читатель, достижение собственногосчастья без толики эгоизма, индивидуализма невозможно. А пока большинство людей представляют, по выражению психиатра Г.С. Салливэна, «карикатуру на тех, кем они могли бы стать». Делят жизнь между необходимой для выживания, но неприятной работой и приятным, но бесполезным (а то и вредным) «прожиганием жизни». В то время, как познавший и реализующий себя талантливый индивидуалист сочетает необходимое с приятным – в отличие от пустой праздности толпы, лишь снижающей в перспективе самооценку каждого из её членов. Умный одиночка непрерывно расширяет границы своего сознания, а недалёкий «член коллектива» добровольно сужает их, хороня в «братской могиле» остатки своих личных достоинств. Слишком устаёт на работе, чтобы работать над собой в свободное время, гоняясь вместо этого за лёгкими и доступными удовольствиями. Незанятый досуг для такого «члена общества» может оказаться ещё большим вызовом, чем ненавистная работа.
 
Неслучайно немецкий философ Бенно Хюбнер считает скуку ключевым аспектом существования не только современного человека, но и всей современной культуры. И нынешняя суета вызвана ничем иным, как желанием избавиться (хотя бы ненадолго) от бессмысленности собственного существования. Действительно, абсурдно, когда за счёт более быстрых видов транспорта человек выигрывает время, а затем не знает, как его «убить». И ничто не может вырвать такого индивида из экзистенциальной «чёрной дыры», в которую он попал. Не развиваешь лучшее, что в тебе есть – получи скуку смертную.
 
«Эгоист разумный» руководствуется не традиционной моралью с её застывшими понятиями Добра и Зла, а ситуативной этикой, при которой каждый случай рассматривается в индивидуальном, уникальном ключе. И это естественно для умного человека: не будет же он стоять ночью на пустынной улице, ожидая, когда красный сигнал светофора сменится на зелёный! Разумный эгоист понимает относительность любых правил – ведь даже параллельные прямые не пересекаются лишь до тех пор, пока идут по плоской поверхности. Само собой, что и любая символика, в том числе государственная  – всего лишь символикаи ничего более. Это не означает, что подобный субъект испытывает презрение к разного рода официальным символам – он просто о них не думает. При этом понимает, что определённое упорядочение жизни благодаря государству всё же благоприятнее для него, чем дикий хаос. Идеальным общественным устройством для него была бы меритократия – власть людей наиболее достойных и способных. Управлять обществом должны люди умные и подготовленные, а не наглые и горластые. Для этого и голосовать за умных людей надо «головой», а не «сердцем». Вот тогда на место обществу потребления придёт общество знания, в котором разумные и одарённые эгоисты будут нормой, а не исключением. А на место бюрократов придут меритократы. Пока же этого не произойдёт, люди будут свидетелями периодического вторжения во власть «варваров» из народа, который, по выражению российского министра И.Кудрина, «то безмолвствует, то устраивает бунт, бессмысленный и беспощадный».
 
Кстати, современный «массовый человек» и так получил в свои руки плоды прогресса, многие из которых были «выращены» для него гениальными одиночками. И единственное, что представитель толпы никогда не сможет перенять у гения  – это работу его мозга, егоразума. Теперь понятно, почему одарённых людей не любят, а одарённых эгоистов – не любят вдвойне. У них в голове сокровище, и они знают, как им пользоваться – но, в первую очередь, длясебя. В то время, как основная масса ленится, плывёт по течению, сердится, радуется и фантазирует.
 
Теория социальной ленности, разработанная учёными, прекрасно объясняет вышеуказанный феномен: в группах люди, как правило, работают менее интенсивно, чем в одиночку; связано это со снижением личной ответственности за конечный результат. Поэтому всевозможные бездельники склонны примыкать к разного рода группам, где можно воспользоваться успехами более одарённого члена коллектива, либо просто «затеряться» и «сообразить на троих». Двое рабочих копают траншею, пятеро стоят и смотрят. При этом делают вид, что «вовлечены». Таких безответственных лодырей может привести в чувство лишь свист кнута надсмотрщика. Собственная мотивация, как и представление о личной уникальности, у них отсутствуют. Как выразился в этой связи Р. Эмерсон, «Толпа – это сборище тел, добровольно лишивших себя рассудка».
Выученный в пионерском детстве девиз «Один за всех, все за одного» является типичным примером коллективной безответственности. Первая часть (один за всех) наводит на мысль о страданиях Иисуса Христа: «если ты умнее других, тебя поимеют и / или уничтожат». Вторая часть (все за одного) рисует картину партсобрания, где провинившегося лодыря берут на поруки, и затем «усаживают на спину» передовым (наиболее способным) членам коллектива.
 
В соответствии с ещё одной теорией – социальной фасилитации – в больших группах (да и в толпе) в первую очередь возникают простые и примитивные (инстинктивные) реакции. Поэтому вместе легче выполнять простые задания, не требующие сложных творческих навыков. А вот высококачественная работа требует тишины и уединения. Так что одарённому человеку полезно быть немного эгоистичным – как для дальнейшего развития своего таланта, так и для того, чтобы не позволить всяким бездельникам паразитировать на результатах его труда и присваивать себе его достижения. А конечная польза от его работы (в виде новой продукции) будет для всех людей, включая самых отсталых и бездарных.
 
Последние годы приносят всё больше доказательств пользы высокоиндивидуализированного труда. Оказывается люди, работающие в одиночестве (или, в крайнем случае, в паре), выскажут больше хороших идей, чем они же, собранные в большие группы. Данный факт ставит под сомнение ещё одну «священную корову» под названием метод мозгового штурма. Чем дальше идёт прогресс, тем больше воюют умением, а не числом, тем больше потребность в одарённых индивидах. Вот что говорил в детстве Чарльзу Линдбергу его отец, сенатор от штата Миннесота: «Один мальчик – это просто мальчик. Два мальчика – это полмальчика. Три мальчика – это вообще не мальчик». Когда мальчик Чарльз вырос, он впервые в истории пересёк Атлантический океан на маленьком самолёте. Вот так «мальчик»!  
 
К сожалению, многие индивиды не хотят предпринимать усилия по поиску и реализации своих уникальных сторон, поскольку любая затрата сил имеет для них отрицательный привкус, ассоциируясь с нелюбимой работой на «дядю». Поэтому и отдыхать предпочитают «по контрасту» – бездумно валяясь под солнцем на фоне пальмы.
Вопрос вопросов: все ли люди от рождения обладают уникальными качествами (или их задатками), обнаружение и использование которых позволит прожить счастливую и насыщенную жизнь? Точный ответ дать невозможно, пока нет «прибора» или методики для выявления этих свойств. В жизни мы видим, что успешно проявляет себя лишь малый процент граждан (по мнению А.Маслоу, самоактуализирующиеся люди составляют в общей массе менее 1 %, а сама потребность в самоактуализации реализуется примерно на 10 %). Но это не означает, что на всех остальных надо ставить крест и рассматривать их как безынициативных исполнителей – человек способен развиваться. Полезнее предполагать, что индивид от рождения имеет некий потенциал (у каждого он количественно и качественно свой), который может быть «выведен на поверхность», развит и реализован. Его использование позволит каждому человеку стать Творцом в своём деле, создавать уникальный «первичный продукт», а не заниматься заимствованием у других. Давать плоды своего творения другим людям, не отдавая им при этом самого себя (уникальную личность и мозг).
 
А как быть с человеком, который, прочитав эту книгу и вдохновившись, начнёт искать у себя уникальные свойства и не найдёт их? Плюнет на книгу и на автора в досаде от потерянного времени? Я стараюсь быть предельно ясным и честным, насколько это возможно в данной области знания, и не могу гарантировать вам, уважаемые читатели, «неизменно превосходный результат», как это делает недобросовестная реклама. Не хочу возбуждать в вас фанатизм или вербовать сторонников (поскольку сам придерживаюсь принципа умеренности в контактах с внешним миром). Просто предлагаю вам задуматься над такой возможностью. И осознать: если нечто получается у вас легко, элегантно, если оно развивает вас и нравится вам – именно этим следует заниматься, это ваше счастье, ваша личная жизненная миссия, лекарство от всех проблем. По-моему, лучше жить так, чем, не зная себя, всю жизнь совершать «абстрактно-правильные» вещи (дом, работа, санаторий; дом, работа, крематорий), к которым на самом деле не лежит душа (особенно к последнему).
 
Поскольку разумный эгоист сам себе советчик, он имеет внутреннюю свободу выбора, о необходимости которой так много говорят психологи. Недавно закончившиеся исследования обнаружили бульшую продолжительность жизни у тех, кто может выбирать время прихода на работу и ухода с неё, время отхода ко сну и т.д. Люди с более развитым самосознанием реже обманывают; их слова не расходятся с делами. Совершаемые дела, в свою очередь, ведут к росту самооценки и развивают многие полезные для жизни установки. И наоборот, – говорят исследователи, – подчинённое положение снижает самоэффективность человека. С другой стороны, рабу, получившему свободу, трудно воспользоваться ею – он не научился себя заставлять.
 
Ещё один пример в пользу разумного эгоизма – из области психиатрии. Некоторые психические расстройства характеризуются не только искажённым восприятием внешнего мира, но и внутренним чувством пустоты. Так вот, разумный эгоизм, с помощью которого человек обнаруживает свои уникальные черты, как раз наполняет его качественным внутренним содержанием, и, таким образом, может рассматриваться как надёжное средство профилактики. Плюс развитие собственного мозга, дающее дополнительные компенсаторные возможности в случае наступления «чёрной полосы» в жизни. Успешно реализующий себя индивид, не забывающий при этом о принципе умеренности в контактах с внешним миром, не станет алкоголиком или наркоманом и никогда не пойдёт на самоубийство.
 
Такой человек может и не получать особого признания своей деятельности со стороны окружающих. Как ни странно, малый «внешний» интерес или даже полное его отсутствие полезны, поскольку, во-первых, не отвлекают Творца от работы, а, во-вторых, могут стимулировать его желание доказать другим свои способности, свой потенциал. Если же агрессивно добиваться признания, можно потерять «тонкие настройки» своей деятельности и стать «бесплодным». Другая крайность  – единодушный восторг и признание – ведут к повышенной удовлетворённости, «почиванию на лаврах» и также гасят внутреннюю искру. Как правильно сказал поэт, «и пораженье от победы ты сам не должен отличать».
 
Деятельность «по призванию» хороша сама по себе – ведь она служит неиссякаемым источником наслаждения (в отличие от низших «одноразовых» удовольствий). Пока жив человек со своими талантами, до тех пор ему дарована радость творчества. Интересные занятия обычно имеют много нюансов, «оттенков», поэтому и удовольствие каждый раз от них бывает разным. Да и сама деятельность позволяет сознанию творца сохранить правильные «точки отсчёта» реальности (не уплыть вдаль по шкале наслаждений), поскольку связана с преодолением конкретных «трудностей материала».
 
Познающий свои сильные стороны человек тем самым берёт их под контроль – научается пользоваться энергией, которую даёт проявление этих качеств. Как тут не вспомнить Фрейда с его формулой личностного роста человека: «Где было Ид (тёмное бессознательное), должно стать Эго (сознание, личность)». Увеличение «осознаваемой», здоровой жизненной энергии в свою очередь позволяет получать больше удовольствия от собственной деятельности, радоваться жизни.
 
В то время как большинство людей движимы внешними стимулами, которые их же и контролируют, разумные эгоисты имеют преимущественно внутренний локус контроля. Данный вид контроля, показывают исследования, положительно связан со стрессоустойчивостью и выносливостью человека. Такой человек ориентирован, в первую очередь, на личные достижения, а не поверхностную популярность карнегианского разлива.
 
Определённая степень эгоизма и его реализация в деятельности ведёт к формированию самоэффективности – способности добиваться целей, не пасуя перед трудностями. Возникающее чувство компетентности в «своей» деятельности заставляет решать проблемы действиями, вместо того, чтобы размышлять о собственной неадекватности.
Эксперименты психологов показывают, что человек «рождается эгоистом» и лишь по мере взросления учится соизмерять свои интересы с общественными. Человек, обнаруживший свою уникальность, автоматически становится разумным эгоистом, поскольку в «его» сфере деятельности у него нет конкурентов, зато существует огромное пространство для работы ума. Одарённый человек на пути самореализации просто вынужден сделать умеренными отношения с внешним миром  – для того, чтобы направлять свои основные силы в область творчества, где ему нет равных.
 
Психологи в свое время обнаружили два основных вида мотивации человека: стремление к достижению успеха и стремление избегать неудачи. У большинства людей преобладает какая-то одна тенденция. Зачем же себя ограничивать? Благодаря собственной умеренности мы избежим (крупной) неудачи, а с помощью разумного эгоизма будем добиваться уникального личного успеха. При этом слегка завышенная самооценка явится лучшим амортизатором тревожности. Два в одном!
 
Разумный эгоист противостоит любому мистику с его иррациональной опорой на чувства как орудия познания окружающего мира и принижения интеллекта. Отсюда прямая дорога к суевериям и бреду шизофреника, верящего в способность управлять внешними событиями с помощью своих желаний. Разумный эгоист не позволит сбить себя с толку всевозможным словоблудием. В подобных случаях он легко включает свой скепсис, а при необходимости – здоровый цинизм, поскольку понимает аксиому: «если в свой ежедневник ты не впишешь свои приоритеты, значит, в нём окажутся чужие». Так или иначе, в реализме всегда присутствует жизненная умудрённость, что может истолковываться окружающими как цинизм. «Я вовсе не циничен, просто у меня есть опыт – это приблизительно одно и то же», – заявил однажды Оскар Уайльд.
 
 Ещё раз подчеркну: развитый человек обязан быть до некоторой степени эгоистичным, чтобы в полной мере проявить свои способности. При этом его разум способствует «аккуратному» проявлению своей индивидуальности, чтобы случайно не нанести вреда окружающим, живущим совсем другими ценностями. Нельзя в этой связи не вспомнить прекрасное высказывание французского писателя Алексиса де Токвилля: «Индивидуалисты никому ничем не обязаны и вряд ли ждут чего-либо от окружающих. Они привыкли думать о себе в отрыве от окружающих, и считают, что их судьба зависит исключительно от них самих». Если я не жду, что мне кто-то поможет «просто так», значит я внутренне готов к возможным трудностям и несчастьям. В принципе, я готов даже к наихудшему, что может случиться. Готов принять его, пережить, и жить дальше. Отметим, что техника «допущение наихудшего» является мощным приёмом в системе РЭПТ Альберта Эллиса. Если, например, женщина испытывает ревность по поводу (возможной) измены мужа, ей может быть полезно мысленно окунуться в наихудший вариант развития событий (развод и одиночество), чтобы убедиться, что и в этих условиях она будет относительно счастливой. Подобные «прививки» при грамотном использовании могут значительно ослабить проблемные переживания, причём независимо от того, изменяет ли ей муж на самом деле. «Центр тяжести» постепенно переносится во внутреннее пространство личности. Уходят и страх, и ложные надежды.
 
Разумный эгоист, безусловно, скорее оптимистичен, чем наоборот. О себе и своих возможностях – чуть лучше, чем о других (предрасположенность в пользу собственного я); о мире – чуть лучше, чем он есть на самом деле, и свои шансы в нём – чуть выше реальных (умеренный оптимизм). Чудесный букет качеств, не правда ли? Неслучайно уже упоминавшаяся Айн Рэнд считала эгоизм безусловной добродетелью, а гедонизм и альтруизм презирала. Ведь при разумном эгоизме всегда имеет место
справедливыйобмен, а не рвачество или скрытое манипулирование.
 
Некоторые психологи (так же как и представители восточных религий) предпочитают видеть людей как взаимозависимых членов сообщества, связанных друг с другом множеством незримых нитей, «верёвочек». Интересная метафора куклы на верёвочках – давайте рассмотрим её подробнее. В первую очередь, отметим, что в основе множества создаваемых «подвязок» лежит страх беспомощности. Если одна из «кукол» перестанет шевелиться, то верёвочки не дадут ей упасть. И даже если упадёт, другие куклы будут медленно и терпеливо тащить её вперёд (как бурлаки корабль). Перед смертью кукле подадут ритуальный стакан воды.
 
Если же какая-то из кукол оборвёт большинство верёвочек, то получит в награду свободу двигаться в любом направлении. Правда, для этого кукла должна быть умной, сильной и уверенной в себе: никто не придёт к ней на помощь в случае падения. «Повязанные» друг с другом товарки втайне завидуют её свободе и ждут, когда она «поскользнётся». Большинство людей приносят в жертву возможность индивидуальных достижений ради поддержки и безопасности. Некоторые виды спорта, особенно соло-альпинизм, к которому я так неровно дышу, представляют «обрыв верёвок» по максимуму и поэтому встречают столь неоднозначно
е отношение. Полная свобода, в том числе и свобода умереть.
 
Разумный эгоист понимает свою личностную уникальность и не пытается строить свою жизнь в соответствии с недостижимыми идеалами, подавляя в себе естественные человеческие реакции. Он ощущает себя целостным субъектом и потому не противопоставляет «хорошую» и «плохую» (с точки зрения традиционной церковной морали) части своей личности. Стремление к наслаждению, юмор и непосредственность мирно уживаются в нём с ответственностью и трудолюбием. Его разум верно определяет контекст, в котором своевременно будет использовано то или иное качество. В то же время он способен замечать сделанные ошибки, исправлять их и учиться на них. Такой человек избегает не только внешних, но и внутренних оков (например, зависимости от наркотиков) и стремится, где только можно, сделать жизнь проще, чтобы посвятить больше времени самореализации. Психологически зрелому субъекту не нужны внешние авторитеты, ведь он живёт свою жизнь, а не чужую. Разумный эгоист понимает необходимость некоторой обособленности от других – в целях достижения большей свободы. Как выразился в этой связи всемирно известный австрийский альпинист Райнхольд Месснер, «я не намерен поднимать какие-либо флаги на вершинах. Мой носовой платок и есть мой флаг».
 
Поэтому иногда такой человек строит, а иногда разрушает барьеры. Ведь взрослость включает в себя понимание того, что лишь ты сам лучше знаешь наиболее подходящий для тебя образ жизни. Только ты и никто другой. Для такого человека нет «хороших» и «плохих» качеств, «чистых» и «нечистых», а есть своевременные и несвоевременные. Тем более, что в целостной и сбалансированной личности один полюс не может без другого: он и выделяется только по контрасту со своей противоположностью. Не будь покорности – не было бы авторитаризма и т.д. Так что разные полюса в психике человека должны «дружить» и взаимодействовать. Объявление одного из полюсов «хорошим», а другого – «плохим» немедленно заставляет человека признать свою ущербность и, двигаясь к якобы «лучшему» полюсу, попадать под влияние разного рода шарлатанов и манипуляторов (см. главу о сектах). Если я, например, считаю бескорыстие более высокой ценностью, чем эгоизм, то в целях «духовного совершенствования» и (тщётной) борьбы со своим эгоизмом иду «сдаваться» в церковь, после чего на моей личной уникальности можно ставить крест – во всех смыслах этого слова. Ведь теперь моя жизнь будет подчинена не только недостижимому идеалу, но и тем конкретным людям, которые объявляют себя «связующим звеном» между землёй и небом. Кстати, субъекты, стремящиеся к овладению «высшими» духовными ценностями, предлагаемыми религией, тоже по-своему эгоистичны: ведь они желают заслужить после смерти вечные наслаждения. А разве это не эгоизм? Человек неверующий, который ведёт себя морально в соответствии с внутренними ценностями, заслуживает гораздо большей похвалы.
Качество, о котором я пишу, имеет свои «противовесы»  – в виде разума и в виде умеренности. Как говорится, три в одном! Благодаря такому балансу человек растёт не «вширь», задевая интересы окружающих, а «ввысь», реализуя себя как неповторимую личность. Ведь благодаря эгоизму мы можем лучше сохранить собственную самобытность и творческое начало. Он, кстати, не отменяет и своей противоположности  – альтруизма, когда в нём действительно есть необходимость. Например, это касается любви, сопереживания близким людям, одним словом, всего того, что формирует надёжные взаимоотношения. Ведь мы хотим, чтобы окружающие нас люди тоже были счастливы! Но и не станем ради этого приносить себя в жертву.
 
Кстати, несколько слов об альтруизме – способности бескорыстно помогать людям. Исследования психологов показывают, что мы не рождаемся с этим качеством, а научаемся ему по мере взросления. Увы, но ни один внешне альтруистический поступок нельзя считать полностью свободным от эгоистических мотивов: явного эгоизма (желания получить поощрение либо избежать наказания) и скрытого эгоизма (желания сохранить либо улучшить собственное душевное состояние с помощью альтруистического поступка). Говоря кратко, мы подаём милостыню или сдаём донорскую кровь для повышения самооценки, чтобы считать себя более «достойными» и «хорошими» людьми. Так что внешний поступок человека и его внутренние мотивы – далеко не всегда одно и то же.
 
Если же человек является неразумным эгоистом-эгоцентриком, не имеющим внутренних тормозов и противовесов, то для его обуздания как раз и необходимы «внешние» структуры в виде психиатров, полиции-милиции и т.д. Поскольку именно подобный индивид давит на окружающих с целью получить их помощь и одобрение «себя любимого». В то время как разумный эгоист занимается саморазвитием и просто наслаждается жизнью, не мешая при этом другим и не ожидая от них «розовых слонов».
Разумеется, и альтруизм, как и эгоизм, может быть неразумным. В качестве примера можно привести человека, страдавшего шизофренией, который покупал чай на складе по невысокой (оптовой) цене, и затем за эту же цену продавал его другим людям.
 
 
В современной системе психотерапии под названием РЭПТ (рационально-эмоционально-поведенческая терапия) умеренный эгоизм ставится на первое место среди прочих аспектов психического здоровья. Вот как характеризует это понятие основатель РЭПТ Альберт Эллис: «Эмоционально здоровый человек, прежде всего, честен сам перед собой и мазохистски не жертвует собой ради других. Его доброта и внимание к другим во многом происходят из идеи, что он сам хочет наслаждаться свободой от ненужной боли и ограничений. Поэтому, скорее всего, он готов отдавать свои силы и время, если это поможет создать мир, в котором права других, как и его собственные, не ограничиваются без достаточных на то оснований». РЭПТ всячески приветствует долгосрочный, т.е. умеренный гедонизм, не приводящий к разрушительным последствиям для физического здоровья и психики человека. «Умеренные гедонисты» понимают, что жить они будут долго, поэтому нельзя всё ставить на карту ради получения сиюминутных выгод и заманчивых соблазнов. И здесь, как видим, интеллект позволяет найти баланс между настоящим и будущим.
 
Если взять такие сферы жизнедеятельности человека как религия и бизнес, то увидим, что религия ограничивает материальные потребности человека, поощряя умеренность, но осуждая любой вид эгоизма. В то время как бизнес поощряет эгоизм (причём, не всегда разумный), но ему часто не хватает умеренности. Один из острых моментов в данном вопросе – соотношение личного интереса и общественного блага – так называемая проблема общинных выгонов, как она сформулирована социальными психологами. Если имеется общий луг, на котором пасутся коровы всех жителей деревни, то я встаю перед дилеммой: иметь одну корову или несколько. Если несколько, то мои коровы будут сыты лишь до тех пор, пока другие жители не последуют моему (эгоистическому) примеру. В этом случае стадо слишком разрастётся, трава на лугу быстро исчезнет, и начнётся падёж скота от голода. Если же каждый житель будет иметь по одной корове (возложит на себя бремя добровольной умеренности, что, увы, для многих нелегко), то прокормиться смогут все коровы.
 
С моей точки зрения, решение проблем подобного рода лежит на пути развития разумного эгоизма каждым конкретным человеком. Например, если я нахожу у себя уникальные личностные черты, благодаря реализации которых могу жить счастливую жизнь, приносить пользу людям, данных черт не имеющим, и тем самым неплохо зарабатывать, то вряд ли захочу иметь корову. Мне будет проще пойти и купить молоко в магазине, чем заниматься нелюбимым делом, следя за своей бурёнкой. То же самое касается других жителей, за исключением одного – двух, имеющих «уникальную склонность» к работе с коровами. Ну а они уже сами разберутся, какое иметь стадо на деревенском лугу.
Кроме того, если я сосредотачиваюсь на своих индивидуальных склонностях, то автоматически начинаю вести себя «скромно» и умеренно в других областях, которые теперь меня просто не интересуют. Вот оно, возможное решение проблемы общинных выгонов. Причём решение современное: оно учитывает высокий технический уровень производства и его эффективность, а также удовлетворение «низших», физиологических потребностей в эпоху товарного изобилия. Людям, желающим проявить собственную ЛУ (личностную уникальность), совсем не нужно держать для этого корову под боком.
 
Теорему можно доказать и от обратного: индивиды, которые не обнаружили свои таланты, как раз и склонны к «прожиганию жизни», связанному с неумеренным потреблением ресурсов окружающей среды. Снова, как видим, недостаток внутреннего качества подменяется внешним количеством.
 
Одним словом, разумный эгоизм просто необходим человеку, желающему обрести счастье через творчество и самореализацию. В этом ему поможет выявленная в исследованиях «предрасположенность в пользу собственного Я», свойственная любому нормальному оптимисту. Ну а при чрезмерной её выраженности будет полезным «включать» умеренность, снова возвращая себе внешний и внутренний баланс.
вверх