Использование методов выборки переживаний (ESM) в исследованиях счастья (2014)

 

  

Аннотация. Работа посвящена возможностям применения методов выборки переживаний (ESM) в проводимых автором исследованиях реализации индивидуального потенциала и достижения счастья. На основе трех серий экспериментов делается ряд новых выводов относительно некоторых базовых понятий общей, позитивной и экзистенциальной психологии, а также компонентов авторской теоретической модели – «Личностно-ориентированной концепции счастья». Книга представляет интерес для психологов, психотерапевтов и философов.

 

Предисловие

 

Работа Л.З. Левита посвящена новой для постсоветской науки теме – исследованию основных понятий позитивной психологии, ассоциирующихся со счастьем и субъективным благополучием человека. Впрочем, все, за что бы ни брался в психологии Леонид Зигфридович, отмечено свежестью и новизной. Скучать при чтении его многочисленных работ не приходится никогда, ибо до нас постоянно доносится биение живой научной мысли, упорно пробивающейся через все препятствия на пути к истине.

Настоящая работа, несмотря на ее сравнительно небольшой объем, отнюдь не является исключением. Автор берет незатронутую русскоязычной наукой тему, актуальность изучения которой впервые была отмечена Гордоном Олпортом еще в 30-х годах прошлого века. Новизна заключается не только в самостоятельной разработке всех необходимых методик (анкет ESM), но и их применении к изучению счастья – главного предмета современной позитивной психологии.  Леонид Зигфридович и здесь применяет излюбленный им метод «открытого забрала», ставя перед собой глобальную и весьма дерзкую цель – отыскать, если хотите, «формулу счастья» – основные понятия, ассоциируемые с глубинной природой столь желанного для всех состояния. Достижение такого сверхзамысла позволило бы резко сократить зону поиска в позитивной психологии, дать ответ на вопросы, которые волнуют человечество с незапамятных времен.

Насколько удался автору длившийся три года научный штурм крепости под названием «Счастье», пусть судит читатель в конце книги. На мой взгляд, новые и полезные результаты налицо, хотя впереди еще предстоит немало работы. Закономерности, выявленные в рамках идиографического подхода, теперь должны получить надлежащую «репрезентативность» с точки зрения большего количества испытуемых из всех слоев общества, не только интеллигенции. Впрочем, работа уже проделана большая: на каждого участника приходится полторы тысячи измерений, проводившихся на протяжении достаточно длительных сроков в условиях повседневной жизнедеятельности. Завораживает, когда начинаешь замечать, как проступают новые и новые (зачастую неожиданные) закономерности сквозь покров обычных занятий и достаточно рутинных ситуаций. Не будем называть и комментировать приводимые в книге интереснейшие результаты – пусть читатель сам насладится «интеллектуальным лакомством» и теми выводами, которые из него вытекают.

Приводимые ниже исследования имеют еще один, достаточно парадоксальный оттенок. В них можно заметить постоянное, «челночное» движение авторской мысли: от получаемых количественных показателей и выводимых из них корреляционных связей к более глобальным, если хотите – «мировоззренческим» выводам и гипотезам, выдвигаемым на их основе. Следует отметить, что данная группа методик – далеко не единственная, которую Л.З. Левит применяет в своей научной работе, поэтому подтверждения достигнутому приходят и из других областей его  экспериментальной деятельности.

Для меня особенно приятно, что приводимый ниже текст (как и сам методологический подход в рамках ESM) демонстрируют сближение естественнонаучного («сциентистского») и гуманистического направления психологии, возможность их продуктивного синтеза. Переходы автора от анализа разнообразных статистических критериев к дискурсу о высших ценностях человеческого бытия и смысле жизни бодрят не меньше, чем контрастный душ. Впрочем, нужно отдать должное Леониду Зигфридовичу, он сохраняет безупречную логику на протяжении всего повествования, обосновывает многочисленными фактами получаемые выводы и никогда не стремится выдать желаемое за действительное. Чувствуется, что работа как будто обрывается на самом интересном и главный «рецепт благополучия» Л.З. Левит пока решил сохранить для самого себя.

Так удалось ли автору найти «формулу счастья»? Во всяком случае, он к ней значительно приблизился и в некоторых аспектах имеет точный ответ на «главные жизненные вопросы». Пожелаем ему дальнейших успехов в этом захватывающем научном поиске.

 

Г.А. Балл, доктор психологических наук, профессор,

Член-корреспондент НАПН Украины,

Заведующий лабораторией методологии и теории психологии Института психологии  им. Г.С. Костюка НАПН Украины

 

 

Предисловие автора

Приводимые ниже исследования были начаты в 2011 г. и закончились в 2013 году. Интервью с участниками продолжались еще на протяжении года – по мере более глубокой обработки результатов и их обдумывания, появления у обеих сторон новых вопросов и соображений. Основные выводы были представлены в авторской монографии [Левит, 2013, гл. 17] и нескольких журнальных публикациях. Однако громадный объем данных (в среднем полторы тысячи измерений у каждого участника, не говоря уже о корреляциях, результатах факторного анализа и многочисленных интервью) не мог быть изучен в сжатые сроки. Теперь настала пора не только для новых обобщений, но и дальнейшего движения «вглубь» полученного массива информации.

Хотелось бы поблагодарить участников нелегких исследований за то, что успешно довели их до конца. Нам, со своей стороны, также удалось не сдаться перед лавиной результатов и довести работу до получения важных закономерностей, меняющих многое не только в обыденных, но и научных представлениях о счастье.

Мы еще не раз встретимся с большинством испытуемых «тет-а-тет» на страницах этой книги, сочетающей в себе авторское теоретизирование, индивидуальный подход и статистический анализ. Приводимые в книге подробности личной жизни, имеющие отношение к результатам анкетирования, согласованы с каждым участником. Насколько известно автору, данная работа является первой монографией на русском языке по применению методов выборки переживаний – тем более, в области позитивной психологии.

Для удобства чтения список литературы помещается в конце каждой главы. Все выделения курсивом (включая фрагменты цитат других исследователей) сделаны автором в целях привлечения дополнительного внимания читателей. Компоненты авторской концепции пишутся, как правило, с заглавной буквы – с целью, в первую очередь, отличить их от аналогично звучащих понятий, используемых в исследованиях других ученых, или обычном повседневном применении. Иногда, особенно в начале главы, при этом используются кавычки. Отмечу, что соблюсти в данном техническом вопросе полное единообразие в связи с меняющимся контекстом повествования было довольно трудно.

Предлагаемые методики и полученные с их помощью результаты являются лишь небольшой частью проводимой автором работы по изучению внутреннего потенциала человека и особенностей его реализации. Желающие получить более подробное представление по этим вопросам могут обратить внимание на список авторских работ, приводимый в конце книги, либо заглянуть на сайт www.psycholevity.com в разделы «Научная деятельность» и «Мои книги». Полагаю, что и настоящая монография едва ли оставит равнодушными истинных ценителей психологической мысли, как и всех читателей, желающих сделать свою жизнь счастливее.


Леонид Левит, кандидат психологических наук, доцент.

Минск, 2014 год.


Глава 1. Личностно-ориентированная концепция счастья:

краткое описание

 

Прежде чем приступать непосредственно к описанию исследований в области психологии счастья, мы посчитали необходимым дать читателю хотя бы краткое представление об их предмете. В последние несколько лет мы занимаемся изучением эвдемонии – направления позитивной психологии, связанного с реализацией человеком своего внутреннего потенциала и, вследствие этого, достижением счастливой жизни. В связи с этим мы и разработали Личностно-ориентированную концепцию счастья (ЛОКС). Итак, немного истории.

С античных времён и до наших дней существуют два основных направления в исследовании счастья, и, соответственно две жизненные ориентации: эвдемонизм (эвдемония) и гедонизм. Традиция первого подхода идёт от древнегреческих мыслителей Платона и Аристотеля и связана с реализацией человеком собственных достоинств и добродетелей («дэймона») в соответствующей ему деятельности. Второй подход, гедонистический, основан на изучении субъективных переживаний радости, удовольствия, приятных ощущений, которые испытывает человек. Счастье в традиционном понимании нередко и отождествляется с состоянием «длящейся» радости и наслаждения жизнью.

Эвдемонический образ жизни базируется на иных ценностях. Индивид стремится обнаружить свой внутренний потенциал (древнегреческое «Познай себя») и реализовать его в своей жизнедеятельности («выбери себя», «стань тем, кто ты есть»). Эвдемонизм (эвдемония) в большей степени концентрируется на процессе жизни, чем на каком-то специфическом результате, поскольку само по себе применение субъектом собственных достоинств в той или иной активности приносит ему удовольствие.

Современные исследователи [Ryan, Huta & Deci, 2008; Waterman, Schwartz & Conti, 2008] выделяют три основных черты эвдемонизма: осмысленная жизнь, реализация личностного потенциала, полное функционирование субъекта. Также показано положительное влияние подобного образа жизни и его составляющих (внутренняя мотивация, автономная регуляция, умственная активность) на состояние физического здоровья человека, на его способность противостоять стрессу [Ryan & Deci, 2001, Ryan, Huta & Deci, 2008; Ryff & Singer, 2006]. Эвдемоническая активность трактуется как «психологическое благополучие» человека, его «процветание» [Ryff & Singer, 2006], которое имеет ряд полезных сопутствующих эффектов. Речь, в первую очередь, идет о просоциальном поведении, ассоциируемым с меньшим давлением на окружающую среду [Sheldon & Elliot, 1999; Ryan et al., 2008]. Такие люди в меньшей степени склонны к манипулятивным взаимоотношениям с окружающими, предпочитают немногие, но качественные взаимосвязи со значимыми другими, чувство «принадлежности» (relatedness) к ним [Ryff & Singer, 2006; Ryan & Deci, 2001]. Определенная «умеренность» на социальном уровне помогает индивиду сконцентрироваться на собственном потенциале и его реализации.

Чрезвычайно важно, что подобная активность выбирается не ради наслаждения, а ради неё самой, или, точнее, ради проявления в ней индивидуальных достоинств субъекта, его личностной неповторимости. Автономная личность склонна принимать активность как свою собственную [Ryan, Huta & Deci, 2008], что говорит о включенности в деятельность высших уровней саморегуляции . Не всегда приятные ощущения субъекта на низших уровнях его системы жизнедеятельности компенсируются ощущением самореализации, исполнением собственной «миссии», «предназначения», осмысленностью существования. Как показано в одном из исследований по достижению целей, ключевым для субъекта служит ощущение «его» или «не его» цели, а не тех эмоций, которые она вызывает. Стремление к достижению значимых для субъекта долговременных целей меняет его жизнь [Sheldon & Elliot, 1999].

Наслаждение и счастье, понимаемое в традиционном смысле как длящаяся радость и удовлетворение, выступают в качестве полезных, хотя всего лишь сопутствующих (побочных) продуктов эвдемонического образа жизни. Интересно, что удовольствие при эвдемонической активности хоть и не является основной целью субъекта, однако имеет более стабильный и длительный характер (Ryan, Huta & Deci, 2008). Однако сама по себе тяга к гедонизму не ведёт к эвдемонизму или даже уводит прочь от него, в то время как следование эвдемоническому образу жизни – реализации личностного потенциала – позволяет, как правило, быть в контакте и с гедонистическими ощущениями («два в одном»).

Более подробный обзор современных концепций эвдемонии осуществлен в наших недавних работах [Левит, 2013 а; 2013 б]. Если считать внутренний потенциал субъекта лучшей (идеальной) частью личности, значит, его реализация представляет собой главную ценность человеческой жизни и тем самым позволяет достичь наивысшего счастья.

В последней монографии мы уделили место доказательству вышеприведенного положения о «первосортности» эвдемонического счастья, связанного с ощущением наполненности жизни, которая достигается через реализацию уникального потенциала субъекта [Левит, 2013 б, глава 3]. Отныне читатель, до сих пор не знакомый с эвдемонической традицией в современной позитивной психологии, сможет лучше понять, почему счастье и самореализация изучаются нами «в одном флаконе».

Теперь вкратце о самой теоретической модели. В 2006-2012 гг. нами была разработана «Личностно-ориентированная концепция счастья» (ЛОКС), в которой самореализация индивида, достижение им осмысленной, полноценной жизни описываются через взаимодействие двух систем – «Личностной Уникальности» и «Эгоизма» [Левит 2012 в; Левит 2013 г; Левит, Радчикова, 2012 и др.]. Каждая система состоит из 4-х уровней, соответствующих (снизу вверх) «организму», «индивиду», «личности» и «индивидуальности». Одновременно с этим, каждый уровень представляет собой определенный этап человеческого развития – от рождения до зрелой самореализации. Обе системы развиваются от уровня к уровню и, соответственно, меняется характер взаимодействия между соответствующими друг другу «по горизонтали» уровнями каждой из них, связанный с осуществлением тех или иных жизненных задач (рис. 1).

Рис. 1. ЛОКС


Вначале кратко опишем ось «Личностная Уникальность». На первом, биологическом уровне она представлена помещенной в скобки и в кавычки буквой «У» (Уникальность), что подразумевает некий «природный дар», задатки, имеющиеся в На следующем, втором уровне (жизненном этапе, обычно ассоциируемом с молодостью), задатки постепенно превращаются в способности, т. е. заложенные в индивида предпосылки начинают актуализироваться. В данный период у молодого человека обычно имеется ряд трудностей, связанных с недостаточной личностной зрелостью и ответственностью. Положение начинает исправляться на третьем этапе, когда субъект приобретает мотивационно-личностные компоненты регуляции, позволяющие преодолевать препятствия «внутри» собственной деятельности и настойчиво стремиться к достижению поставленных целей. Наконец, на четвертом этапе (если таковой наступит) видим зрелую Личностную Уникальность, реализация которой и способствует достижению высших ценностей человеческого существования.

Теперь опишем систему «Эгоизм» и ее развитие. Первый «этаж» составляет так называемый «Биологический Эгоизм» («БиоЭГ»), родственный у человека и животных и отвечающий за выживание индивида. Это «телесный» уровень организма, связанный с генетической полноценностью и нормальной работой систем жизнеобеспечения. На осознаваемом уровне нормально функционирующий БиоЭГ может расцениваться субъектом в качестве собственного здоровья.

Второй уровень, так называемый «Базовый Эгоизм», частично представлен в сознании и чем-то аналогичен фрейдовскому Ид. Базовый ЭГ относится к уровню «индивид» и отвечает за самоутверждение человека, его желание реализации собственных интересов и потребностей. В контексте стремления субъекта к счастью, на втором уровне «берет начало» гедонистический эгоизм, связанный с получением «фундаментальных» удовольствий в процессе удовлетворения «основных инстинктов» – пищевого и полового.

Человек – существо общественное, поэтому третий уровень (У3) системы ЭГ представлен понятием «Разумного Эгоизма» (РЭГ), ранее упомянутого в данной главе, но в значительной мере переопределенного в окончательном варианте ЛОКС. Подобно тому, как Биологический (и до некоторой степени Базовый) Эгоизм способствуют приспособлению и самосохранению индивида в «природных» условиях, Разумный Эгоизм (соответствующий стандартному определению личности как продукту общественных отношений) позволяет успешно адаптироваться к жизни в обществе, создавая возможности для социальной реализации индивида, достижению своих целей с учетом интересов других людей. Здесь же располагаются возможности для получения «высших», сугубо человеческих удовольствий – художественных, альтруистических и т.д.

Наконец, четвертый уровень ЛОКС связан с высшими формами эгоизма (зрелого индивидуализма), когда субъект, пройдя три предыдущих этапа, принимает осознанное решение посвятить свою жизнь уникальной самореализации. Имеет место ограничение потенциально негативных (преимущественно гедонистических) сторон «низшего», Базового Эгоизма с его «принципом удовольствия», а также существенная переориентация Разумного Эгоизма на третьем уровне системы. Если РЭГ организовывает окружающую среду (environment) для индивида как члена общества, то «Высший Эгоизм» четвертого уровня создает наиболее подходящее окружение для реализации ЛУ индивида.

Именно в этой «высокогорной» зоне закладываются мотивационные предпосылки эвдемонической жизни. Если на четвертом уровне другой системы к этому времени сформировалась зрелая Личностная Уникальность, происходит контакт, в результате которого возникает качественно новая субстанция, именуемая нами «Сверхреализацией». В ней «умещаются» «пиковые» и «плато» переживания А. Маслоу, потоковые состояния М. Чиксентмихайи, индивидуация К. Юнга, древние и современные концепции эвдемонии, и, вероятно, различные формы необычного опыта, связанные с духовной практикой субъекта. Функция Высшего Эгоизма по-прежнему заключается в его защитных (от внешних помех) и мотивирующих (для ЛУ) свойствах, позволяющих индивиду стремиться к максимуму, выходя за собственные пределы. Вначале ЭГ-4 обращается внутрь, входит в контакт со своей ЛУ, а затем всемерно способствует ее развитию и реализации во внешнем мире.

Глубокая поглощенность человека своим делом, своим предназначением, кажущаяся со стороны «эгоистической», на самом деле означает движение по «пути совершенства», связанного с реализацией Личностной Уникальности – своей «идеальной» части. Именно подобная, действительно полноценная жизнь, отражающая идеи эвдемонии, представляет собой единственно возможную, хотя и нелегко достигаемую альтернативу потребительскому «счастью» – массовому гедонизму, в который скатывается большая часть населения по мере роста материального благосостояния.

Следует отметить, что впервые в мировой психологии эгоизм был представлен нами в виде многоуровневой системы, способствующей реализации Личностной Уникальности – внутреннего потенциала человека. Подробные обоснования даются в наших работах [Левит, 2012 а; Левит, 2013 б, гл. 4; Левит, 2013 в; Levit, 2012  и др.].

«Двусистемный» подход («двуногий» и «двуглавый»), примененный в конструировании ЛОКС, позволил ей инкорпорировать не только древние и современные концепции эвдемонии, но и многие положения основных теорий личности XX столетия – концепции З. Фрейда, К. Юнга, Э. Берна, А. Маслоу, К. Роджерса, Р. Ассаджиоли, а также частично Г. Олпорта и Э. Эриксона [Левит, 2012 б; Levit, 2013 и др.].

Существуют и другие группы теорий позитивной психологии, ассоциирующие счастье с позитивными эмоциями, удовлетворенностью жизнью в целом, ощущением здоровья и т.д. Практически все они также нашли свое отражение в проводимых нами исследованиях, при этом их роль в достижении субъектом счастливой жизни тщательно выяснялась.

Литература.

Левит Л.З. Счастье, эгоизм, альтруизм: парадоксы взаимодействия // Научно-практический журнал «Психология. Социология. Педагогика». 2012 а. №7. С. 10 – 19.

Левит Л.З. ЛОКС: между Фрейдом, Юнгом и Маслоу. Минск: А.Н. Вараксин, 2012б.

Левит Л.З. Личностно-ориентированная концепция счастья: краткая история. // «Психология и психотехника». 2012 в. №8. С. 78 – 86.

Левит Л.З., Радчикова Н. П. Личностно-ориентированная концепция счастья: теория и практика // Национальный Психологический Журнал. 2012.  №2 (8). С. 81 – 90.

Левит Л. З. Эвдемония: жизнь для героя // Современная зарубежная психология. 2013 а. №1. С. 69 – 77.

Левит Л.З. Уникальный потенциал, самореализация, счастье. Saarbrucken: Lambert Academic Publishing, 2013 б.

Левит Л.З. Эгоизм как системное понятие и его роль в достижении счастья // Горизонты образования. 2013 в. №1. С. 22 – 35.

Левит Л.З. Личностно-ориентированная концепция счастья: новая системная парадигма // Педагогическое образование в России. 2013 г. №1. С. 102 – 111.

Levit L.Z. Happiness: Person-Oriented Conception // International Journal of Advances in Psychology. Vol. 1. Iss. 3. November, 2012. Pp. 46 – 57.

Levit L.Z. Person-oriented Conception of Happiness: Between Freud, Jung and Maslow // International Journal of Economy, Management and Social Sciences. 2013. August. № 2 (8). Pp. 576 – 584.

Ryan, R M. and E.L. Deci. On happiness and human potentials: A review of research on hedonic and eudaimonic well-being// Annual Review of Psychology, Vol.52, 2001, pp.141-166.

Ryan R.M., Huta V., Deci E.L. Living well: A self-determination theory perspective on eudaimonia // Journal of Happiness Studies. V. 9, 2008. Pp. 139-170.

Ryff C.D., Singer B.H. Know thyself and become what you are: A eudaimonic approach to psychological well being // Journal of Happiness Studies. 2006. V. 9, pp. 13-39.

Sheldon K.M., Elliot A.J. Goal striving, need satisfaction, and longitudinal well-being: The self-concordance model // Journal of Personality and Social Psychology. 1999. V. 76, No 3, pp. 482-497.

Waterman A.S., Schwartz S.J., Conti R. The implications of two conceptions of happiness (hedonic enjoyment and eudaimonia) for the understanding of intrinsic motivation // Journal of Happiness Studies. 2008. V. 9, pp. 41-79.


Глава 2. Общая характеристика методов выборки переживаний


Методы выборки переживаний (ESM – experience sampling methods) были введены в психодиагностику в 70-х годах прошлого века и к настоящему времени завоевывают все большую популярность. Идиографический подход, лежащий в основе ESM (один человек, много ситуаций), противостоит традиционному номотетическому (одна, как правило, лабораторная ситуация, много человек).

Отметим, что еще Г. Олпорт в своей работе 30-х годов прошлого века призывал психологов к использованию новых и более «дерзких» (daring) методов, которые бы в большей степени отвечали богатой и сложной природе человеческой личности [Allport, 1937, p. 20]. В частности, Г. Олпорт призывал использовать процедуры ESM с целью познания сугубо индивидуальных способов думать, чувствовать и вести себя, а также выявления связанных с ними закономерностей. И действительно, как считают некоторые авторы, данные методики находятся «у самого сердца» психологии личности и прекрасно встраиваются в инструментарий по ее изучению [Conner et al, 2009, p. 2].  

К методологическим достоинствам ESM относятся возможности выявления основного паттерна переживаний и поведения конкретного человека, а также проведение контекстуального анализа поведения [Barrett&Barrett, 2001]. Испытуемые отмечают «моментальные», «сиюминутные» мысли чувства, поведение в ситуациях повседневной жизни (многие из которых, тем не менее, повторяются день ото дня). Использование ESM в натуральных, естественных условиях, а также в реальном времени определяет большую экологичность методик в сравнении со стандартными лабораторными процедурами. Методики ESM, скорее, ближе к дневниковым записям.

Данное направление фиксирует в большей степени «изменчивость» отдельного человека в противовес идее личностных черт, подчеркивающих идею «постоянства» внутри индивида при одновременном отличии от других людей [Conner et al, 2009].

Также в рамках ESM возможен некий «гибрид» идиографического и номотетического подходов – идиотетический, при котором закономерности, свойственные индивиду, сравниваются с показателями каждого участника эксперимента, что позволяет обнаружить некие общие тенденции, свойственные всей группе испытуемых. С нашей точки зрения, подобный подход абсолютно логичен и неоднократно был использован – особенно в связи с тем, что в паттернах ESM всех или большинства испытуемых действительно обнаруживались сходные черты.

Феноменологический подход, лежащий в основе метода выборки переживаний, утверждает, что субъективный опыт человека представляет собой наиболее «объективные» данные, к которым исследователь имеет доступ [Hektner et al, 2007, p. 10]. Если, например, испытуемый верит и утверждает, что он счастлив, – значит, он счастлив.

 В методах выборки переживаний не существует стабильной «интерперсональной» системы мер, позволяющей уверенно сравнивать количественные показатели состояний между людьми. Однако считается, что внутри личности имеются стабильные «метрики»: «моя оценка 6 всегда больше моей оценки 5» [Hektner et al, 2007, p. 11]. По этой же причине в ESM часто используются так называемые z-оценки, при которых среднему значению показателя присваивается ноль, а одно стандартное отклонение в ту или иную сторону оценивается как плюс один или минус один. Подобный прием позволяет узнать, в какой степени разные люди «отклоняются» от своих средних значений в разных ситуациях.

Методы ESM приносят интересный и обильный материал вдумчивому исследователю, о котором тот, по выражению Дж. Хектнера с соавторами, может впоследствии писать годами. Однако сама по себе процедура регулярного заполнения бланков (для участника) с их последующей обработкой и осмыслением (психологом) весьма трудоемка. Основываясь на собственном опыте проведения трех исследований на протяжении полутора лет, мы бы сравнили полученные результаты (заполненные анкеты) с только что выловленной крупной рыбой, на «обработку» которой предстоит потратить много труда – как высокоинтеллектуального, так и чисто технического. Причем «удобоваримость» и «вкус» полученного блюда будет полностью зависеть от вложенных усилий. Данные методы, таким образом, требуют не только количественного, но и тщательного качественного анализа. Зато в результате и дают очень много ценного материала трудолюбивому исследователю.

Относительные недостатки, связанные с внутренней валидностью метода, могут быть компенсированы: а) отбором испытуемых – желательно тех, кто имеет искренний «психологический», а не меркантильный интерес к исследованию; б) исследованием характера корреляций, полученных при количественной обработке данных. Их обоснованность и внутренняя «логичность» служат дополнительным аргументом для исследователя в пользу серьезного отношения к полученным результатам; в) проведением (как правило, неоднократных) интервью с каждым испытуемым по результатам закончившегося исследования – еще и потому, что они удовлетворяют естественный интерес человека к эксперименту, в котором он участвовал. Тем самым крепится взаимный альянс между обеими сторонами в интересах дальнейшего сотрудничества.

По мнению ESM-исследователей, «моментальность» ответа в сочетании с повторяемостью и «экологией» создают даже более высокую внутреннюю валидность, нежели в бумажных опросниках, при заполнении которых испытуемый, находясь в ситуации «лабораторного» стресса, всегда имеет возможность исказить результаты [Hektner et al, 2007].

Отметим, что все участники наших экспериментов были психически здоровы, имели или находились в процессе получения высшего образования, интересовались психологией и прошли предварительный отбор. У них не было обнаружено какой-либо посторонней (например, меркантильной) мотивации, связанной с исследованиями. Мы компенсировали лишь их затраты, связанные с приобретением компакт-дисков, на которые записывались данные (во втором и третьем исследовании испытуемые получили стандартные ежедневные бумажные анкеты, которые сдавались экспериментатору дважды в неделю).

Термины, применявшиеся в анкетах, имели отношение к изучению счастья, а потому были сформулированы позитивно, тем самым, уменьшая возможную настороженность испытуемых. Наконец, и это, пожалуй, самое главное, возможности обобщения результатов на уровне каждой из трех групп оказались столь велики, что полностью исключили факты индивидуальных «манипуляций» со стороны участников исследования с заполняемыми анкетами. Фактически, при обработке показателей мы смогли достаточно быстро перейти от идиографического к идиотетическому подходу, основанному на обнаружении более общих закономерностей.  

Типичный промежуток времени для заполнения бланков ESM составляет от 3 до 30 дней, при этом в день в среднем проводится от 1 до 10 измерений [Conner et al, 2009]. В наших исследованиях анкеты, содержащие от 5 (ESM-1) до 12 показателей (ESM-3), ежедневно заполнялись испытуемыми каждые два часа (когда они не спали) в интервале от двух недель до двух с половиной месяцев. Цель исследования сообщалась испытуемым после его завершения в ходе полуструктурированных интервью. При этом сама анкета претерпела серьезные изменения от первого к третьему исследованию в соответствии с получаемыми данными.

Метод выборки переживаний имеет в своем активе достижения, которые вряд ли удалось бы выявить с помощью стандартных лабораторных подходов. Вкратце перечислим некоторые из них:

1.         Ненаправленный (бесцельно блуждающий) ум скатывается к «хаосу», энтропии, при которой преобладают негативные мысли, тривиальные планы, грустные воспоминания, тревоги за будущее.

2.         Болезненные ощущения индивида усиливаются, когда он один, и уменьшаются, когда он общается с людьми. Выявленная закономерность касается как физических заболеваний, так и психических расстройств.

3.         Так называемый «парадокс работы», связанный с ощущениями потока, и многое другое [Hektner et al, 2007].

            Проведенные нами исследования также принесли много свежего материала, заставившего по-новому взглянуть на целый ряд вопросов. Речь, в частности, идет о соотношении основных понятий современной позитивной психологии, относящихся к теме счастья и субъективного благополучия (удовольствие, поток, удовлетворенность жизнью, соотношение эгоизма, альтруизма и смысла, тема вовлеченности, особенностях самореализации индивида и т.д.). Все данные вопросы будут рассмотрены в соответствующих главах.

Неслучайно многие известные специалисты, вовлеченные в научные дискуссии, говорят о необходимости экспериментальной проверки выдвинутых теоретических положений (однако сами зачастую не делают этого). Что ж, теперь у нас имеются убедительные данные, позволяющие отделить «зерна от плевел» во многих актуальных вопросах психологии. Их прояснение, в свою очередь, дает возможность выработки более точных философско-этических подходов к целому комплексу проблем, главнейшими среди которых являются самореализация индивида и его счастье.   


Литература

1. Allport G.W. Personality: A Psychological Interpretation. 1937. New York: Henry Holt.

2. Barrett L.F., Barrett D.J. An introduction to computerized experience sampling in psychology// Social Science Computer Review. – Summer 2001, Vol. 19, № 2. Р. 175-185.

3. Conner S.T., Tennen H., Fleeson W., Barrett L. F. Experience sampling methods: a modern idiographic approach to personality research// Soc. Personal Psychol. Compass. – May 1, 2009.  № 3. Р. 292-313.

4. Hektner J.M., Schmidt J.A., Csikszentmihalyi M. Experience Sampling Method: Measuring the Quality of Everyday Life [Текст]. – Sage Publications, 2007.


Глава 3. Исследование ESM-1


Для проверки гипотезы о связи и различиях между основными компонентами эвдемонической и гедонистической активности мы проводили измерения с помощью шкал самореализации, самовыражения, саморазвития, вовлеченности и шкалы удовольствия, включенных в первую анкету ESM.

В нашем исследовании, проводившемся в период с 05.10. по 20.12.2011 года (на протяжении двух с половиной месяцев), добровольно приняли участие 5 испытуемых, имевших субмаксимальные и максимальные показатели по шкале Личностной Уникальности разработанного автором опросника «ЗУЛУРЭГ» [Левит, 2012 а]. Все испытуемые были женского пола в возрасте от 19 до 32 лет. Трое из них являлись студентками факультета психологии БГПУ, двое остальных – слушательницами проводимых автором курсов практической психологии.

Ежедневно, каждые 2 часа (за исключением сна) испытуемые в специальной анкете фиксировали вид активности, которой были заняты, а также степень выраженности четырех эвдемонических компонентов (самореализация, самовыражение, саморазвитие, вовлеченность) и одного гедонистического (удовольствие).

Использовалась одиннадцатибалльная система оценок (0-10). Перед началом исследования испытуемые прошли краткий инструктаж по процедуре заполнения и получили бланки анкет, а впоследствии посещали короткие еженедельные собрания, где сдавали заполненные бланки, а также могли получить необходимые разъяснения и «укрепляли мотивацию» с целью успешного завершения исследования. Одна из испытуемых впоследствии написала студенческую курсовую работу, основанную на своем участии в эксперименте.

Результаты и обсуждение. Полученные в результате ESM данные анализировались для каждого испытуемого в отдельности. Описательная статистика по всем измеренным компонентам приведена в табл. 1.

Табл. 1. Средние значения ± стандартные отклоненияи по всем компонентам для каждого испытуемого

 

Компонент

Исп-я К.

Исп-я Р.

Исп-я Н.

Исп-я С. Е.

Исп-я С.А.

Самовыражение

2,28±2,52

3,34±1,82

3,34±1,82

2,18±1,10

3,15±2,44

Самореализация

2,05±2,33

3,00±1,84

3,00±1,84

1,50±1,23

3,69±2,71

Саморазвитие

2,18±2,50

4,14±2,10

4,14±2,10

2,19±1,36

2,64±2,51

Вовлеченность

5,63±2,84

6,27±1,79

6,27±1,79

4,20±1,23

4,21±3,00

Удовольствие

3,66±2,54

5,96±1,71

5,96±1,71

5,13±1,20

5,23±2,23

 

Результаты исследования, приведенные в таблице, и однофакторный дисперсионный анализ, проведенный для каждого человека в отдельности, показывают, что у всех пяти испытуемых показатели вовлеченности и удовольствия занимают первое и/или второе место по абсолютной величине. Остальные показатели значительно (статистически значимо) отстают, что позволяет предполагать преимущественно «гедонистическую» ориентацию в образе жизни испытуемых (по крайней мере, у четырех из пяти) несмотря на осознание ими собственного личностного потенциала.

У четырех испытуемых показатель «самореализации» является наименьшим из всех. Можно сделать предположительный вывод, что эти участники исследования, несмотря на ощущаемый внутренний потенциал, не столько по-настоящему «живут», сколько все еще «готовятся к жизни». У всех четырех, например, числовые значения «саморазвития» выше «самореализации». Этому можно найти простое объяснение: первый показатель значительно «мягче» второго, поскольку не связан с ответственностью за результаты деятельности. «Развиваться» можно в любом направлении; кое-кто посчитает «саморазвитием» даже чтение газет…

Для проверки гипотезы о взаимосвязи измеренных компонентов был проведен корреляционный анализ. Одной из неожиданностей исследования явилось удивительное совпадение паттернов активности и корреляций между показателями у четырех из пяти испытуемых – при том, что методика, казалось бы, «заточена» на выявление «единичного», а не «всеобщего». Одна из таких корреляционных матриц приведена в табл. 2.


Табл. 2. Матрица коэффициентов корреляции (Пирсон) между всеми компонентами для исп-й К.

Компонент

Само-выражение

Само-реализация

Само-развитие

Вовлечён-ность

Удоволь-ствие

Самовыражение

1,00

0,92

0,69

0,55

0,46

Самореализация

0,92

1,00

0,72

0,54

0,43

Саморазвитие

0,69

0,72

1,00

0,49

0,27

Вовлечённость

0,55

0,54

0,49

1,00

0,66

Удовольствие

0,46

0,43

0,27

0,66

1,00

 

 

Обнаружены более высокие корреляции между «самореализацией», «самовыражением» и «саморазвитием» с одной стороны и между «вовлеченностью» и «удовольствием» – с другой. Показатель вовлеченности положительно коррелирует со всеми остальными шкалами анкеты, что не подтверждает правомерность его отнесения исключительно к эвдемонической активности.

 

Для обобщения результатов корреляционного анализа был проведен факторный анализ, который для четырех испытуемых из пяти дал практически идентичные результаты. Пример матрицы факторных нагрузок приведен в табл. 3.

Факторный анализ показал, что измеряемые показатели делятся на две группы: самореализация, самовыражение» и саморазвитие (фактор 1) и вовлеченность и удовольствие (фактор 2).


Табл. 3. Матрица факторных нагрузок (исп-я К.)

Компонент

Фактор1

Фактор 2

Самовыражение

0,88

0,34

Самореализация

0,91

0,30

Саморазвитие

0,87

0,14

Вовлеченность

0,38

0,81

Удовольствие

0,15

0,93

% объясненной дисперсии

0,50

0,35


Аналогичные закономерности, связанные с выявлением двух факторов, были обнаружены у четырех испытуемых из пяти, что сразу же направило наш поиск в последующих интервью на выявление сходства между данными четырьмя испытуемыми и их отличии от пятой испытуемой (см. ниже).

Интервью, проведенные по результатам исследования, показали, что «самореализация», «самовыражение» и (в меньшей степени) «саморазвитие» ассоциируются у вышеотмеченных испытуемых с активной ролью в ситуациях, связанных с их (будущей) профессиональной деятельностью как психологов. Подобные ситуации (например, «диагностика ребенка», «проведение тренинга», «подготовка эссе по интересующей теме» и т.д.) в вузовском учебном процессе возникают достаточно редко и связаны скорее с выполнением учебных требований, чем с индивидуальной инициативой самого студента. На вопрос, что мешает испытуемым самостоятельно организовывать подобные ситуации, искать возможности для реализации своей (ощущаемой) Личностной Уникальности, большинство затруднилось с ответом. Звучали разрозненные высказывания относительно нехватки времени, неуверенности в себе, роли женщины и т.д.

Тем не менее, одна из испытуемых, С.А., систематически и самостоятельно ведет дискуссии и тренинги («лидерские», «альфа-курсы») – правда, никак с вузовской программой не связанные. Лишь у нее одной имеется сильная корреляция между показателями «самореализация» и «удовольствие» (табл. 4), а также самый высокий абсолютный показатель «самореализации» – ключевого понятия в эвдемонической активности.

Правда, и здесь, как мы теперь понимаем, можно было найти материал для дополнительных вопросов: почему, например, активность, связанная с самореализацией и приносящая удовольствие, мало вовлекает испытуемую? В целом же проведенные интервью подтвердили установку (а также интерес) участницы исследования, связанные с самостоятельностью и инициативой в вопросах жизненного выбора и самосовершенствования.


Табл. 4. Матрица факторных нагрузок (исп-я С.А.)

 

Компонент

Фактор 1

Фактор 2

Самовыражение

0,46

0,53

Самореализация

1,00

0,13

Саморазвитие

0,33

0,76

Вовлеченность

0,09

0,91

Удовольствие

0,83

0,36

% объясненной дисперсии

0,40

0,36

 

Анализ ситуаций с высокими показателями «вовлеченности» и «удовольствия» у остальных четырех испытуемых показал их преимущественно гедонистическую направленность. Наиболее типичными видами активности в данном случае были следующие: просмотр кинофильма, просмотр сериала, прослушивание музыки, танцы на дискотеке, компьютерная игра, свидание и общение с другом, игра на фортепиано.

 Можно сделать вывод, что показатель «вовлеченности» играет не самостоятельную (и тем более, отнюдь не специфически «эвдемоническую»), а, скорее, вспомогательную, служебную роль, где главным является ответ на вопрос: «Во что вовлечен индивид?», «На что направлено его внимание?». Или, если еще точнее, «что в этом человеке, какой его личностный конструкт вызывает сильную вовлеченность именно в данный вид активности?»  Если у большинства испытуемых преобладают гедонистическая вовлеченность и «культура расслабления», то у С. А. удовольствие возникает в рамках «культуры усилия» и нацеленности на самореализацию. В интервью после обследования С. А. призналась, что не боится трудностей и любит их преодолевать.

Дальнейший анализ анкет показал, что изредка возникавшие ситуации, способствующие свободной «профессиональной» реализации испытуемых, также создавали высокие показатели вовлеченности, однако, как уже говорилось, подобные случаи не организовывались испытуемыми самостоятельно, а составляли очень небольшую часть общей программы обучения.

Поскольку термин «вовлеченность» возник как перевод английского слова «engagement», мы считаем необходимым дать некоторые пояснения своего выбора. Слово «engagement» в качестве существительного дословно означает «брачный контракт», «обязательство», «зацепление», что вряд ли имеет отношение к эвдемонической активности в прямом смысле слова. В то же время прилагательное «engaging» переводится в том числе и как «вовлеченный» [Мюллер, 2010]. С русского языка существительное «вовлеченность» переводится как «involvement» – термин, который реже встречается в англоязычной литературе по эвдемонии, чем «engagement». Прямой и адекватный перевод слова «engagement» найти затруднительно. Д. А. Леонтьев в подобной ситуации употребил слово «ангажированность» [Леонтьев, Поддъяков, 2012], что не вносит дополнительную ясность для русскоязычного исследователя.

Наше исследование показало, что «вовлеченность» не является описательной характеристикой для сугубо эвдемонической активности (хотя, как выяснилось, играет большую роль в психологии счастья). Она выполняет, скорее, «служебную» функцию, вовлекая индивида как в эвдемоническую, потоковую, так и в гедонистическую активность в зависимости от его собственного выбора в ту или иную сторону.

Как видим, «гедонизм» перевесил «эвдемонию» у большинства участниц исследования – причем у тех, кто, казалось бы, должен особенно стремиться к реализации имеющегося потенциала и самовоплощению.

 Паттерны испытуемых, выбирающих «гедонистическую» ориентацию (в нашем исследовании таковых оказалось четверо из пяти), удивительно похожи. Подобное обобщение нетипично для такой идиографической методики как ESM и может свидетельствовать о неких унифицирующих тенденциях, действующих в современном обществе потребления, высоко ценящем «культуру расслабления» и стремящемся нивелировать яркую индивидуальность. Погоня за быстрыми и доступными удовольствиями постепенно уводит человека от необходимости прикладывать постоянные усилия в целях самореализации. 

Осознание внутреннего потенциала, так же как его спонтанная актуализация в случайно возникающих ситуациях (организованных не самим субъектом, а кем-то «свыше») соседствует у большинства испытуемых с общей жизненной пассивностью, – отношением, которое определяется словами «плыть по течению». Нежелание или боязнь инициировать творческую активность, систематически прикладывать собственные усилия, следование пути наименьшего сопротивления ведут не к развитию Личностной Уникальности, а к потере контакта с ней.

Выявленная закономерность выдвигает на передний край проблему собственного выбора, самодетерминации, ответственности за собственную (уходящую) жизнь и личных усилий по саморазвитию. В противном случае число «невостребованных талантов» будет расти, а удовлетворенность жизнью – падать. Ведь в подобном случае нет места ни для эвдемонии, ни для сопутствующего ей удовольствия.

Несколько забегая вперед, хотели бы отметить, что и в последующих сериях экспериментов показатели самореализации оказывались у большинства испытуемых самыми низкими. В то же время, в потенциально развивающих ситуациях, где присутствует активный выбор субъекта, налицо рост показателей «самореализации» и «удовольствия», их взаимовлияние. Разумеется, удовольствие, получаемое в процессе эвдемонической (а не гедонистической) активности, не только способствует продолжению первой (в этом заключается важная функция положительных эмоций в деятельности), но и качественно отличается от удовольствия, достигаемого во второй. Современные теории гедонизма Р. Криспа и Ф. Фельдмана, ранжирующие удовольствие по степени «благородства» (nobility), подтверждают вышесказанное.

По результатам проведенного исследования мы выдвинули рекомендации, согласно которым, вузовская и любая другая подготовка психологов должна а) чаще создавать ситуации, способствующие проявлению индивидуального потенциала студентов; б) всемерно стимулировать и поощрять самостоятельный выбор студентов, связанный с профессиональным саморазвитием, самореализацией и самовыражением.

…И все тут же бросились их выполнять.


Литература

1. Левит Л.З. Личностно-ориентированная концепция счастья и «опросник ЗУЛУРЭГ» // Вестник образования и науки. Педагогика. Психология. Медицина. 2012. Выпуск 2 (4). С. 38 – 48.

2. Левит Л.З. Исследование компонентов «эвдемонии», «потока», «счастья» и «не-счастья» методом выборки переживаний (ESM) // // Вестник образования и науки. Педагогика. Психология. Медицина. 2012 б. Выпуск 4 (6). С. 22 – 50.

3. Левит Л.З., Радчикова Н.П. Использование методов выборки переживаний (ESM) в исследовании эвдемонических и гедонистических компонентов субъективного благополучия // Экспериментальный метод в структуре психологического знания / отв. ред. В. А. Барабанщиков. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2012. С. 368 – 373.

4. Леонтьев Д.А., Поддъяков А.Н. Публичные дебаты «Проблема зла и позитивная психология» на фак-те психологии ВШЭ г. Москва (видео) [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://psy.hse.ru/positive/news/53018440.html

5. Мюллер В.К. Большой англо-русский и русско-английский словарь. М.: Дом славянской книги, 2010.


Глава 4. Исследование ESM-2

 

Как уже известно читателю, ЛОКС на своем высшем, четвертом уровне обобщает идеи, заложенные в древних и современных теориях эвдемонической активности, связанных с реализацией высшей жизненной ценности – уникального потенциала индивида и достижением счастья в этом процессе. При этом потоковая активность в рамках концепции М. Чиксентмихайи [2011 и др.] трактуется как разновидность эвдемонии. Нам показалось обоснованным провести углубленное экспериментальное исследование основных (в том числе, потоковых) компонентов эвдемонической активности и их отношение к определениям счастья, выделяемым другими теориями позитивной психологии – еще и потому, что, по выражению Д. Хэйброна, в современной науке понятие «счастье» является одним из наиболее запутанных [Haybron, 2008].

К основным характеристикам потоковой активности относятся: баланс (достаточно высокой) трудности заданий и (еще более высоких) навыков субъекта, глубокая концентрация и вовлеченность в свое занятие – вплоть до потери самоосознавания, нередко нарушенное восприятие времени, а также получаемое удовольствие. Активность имеет аутотелический характер – выбирается ради нее самой, а не в целях получения «внешних» поощрений либо социального одобрения. Задания, вызывающие поток, должны быть достаточно сложными, требовать специфической компетентности, автономной инициативы и сфокусированного внимания [Чиксентмихайи, 2011, c. 26].

Д.А. Леонтьев отмечает возможность разграничения собственно «потока» в трактовке М. Чиксентмихайи, в котором двумя главными компонентами являются «усилие» и «удовольствие» с «ангажированностью» («engagement»), при которой к «усилию» и «удовольствию» добавляется «смысл» [Леонтьев, Поддъяков]. Поскольку стандартный перевод слова «engagement» означает «зацепленность» или «вовлеченность» – одно из ключевых понятий эвдемонии, наши эксперименты были связаны с дальнейшим   прояснением ее роли.

Проведенное нами исследование ESM-1 показало, что понятие «вовлеченность» больше «дружит» с гедонистическим показателем удовольствия, нежели с эвдемоническими (самореализация и др.), хотя и с последними также имеет положительные корреляции. Если рассматривать «вовлеченность» как простой синоним «интереса» (также признаваемого важным признаком потокового состояния), то она полностью утрачивает особую специфику, связанную с принадлежностью исключительно к потоку. Интерес, как известно, можно испытывать к чему угодно, хотя, разумеется, интерес интересу рознь (в качественном отношении – как и удовольствие).

Потоковая активность представляет собой одну из ярких, хотя и недостаточно систематизированных разновидностей «полноценной», эвдемонической жизни. Наличие целого ряда возможных критериев этого состояния дает возможность его дальнейшего экспериментального изучения – в том числе, с помощью методов выборки переживаний.

Для дальнейшей проверки гипотез о компонентах эвдемонической и потоковой активности, а также для изучения вклада других основных (не только гедонистических) теорий современной позитивной психологии в понятие «счастье», мы разработали новый бланк ESM-2, состоящий из 11 пунктов, с инструкцией к нему. Теперь мы включили в анкету в виде отдельных шкал представления о счастье, характерные для других ведущих позитивных концепций, известных к настоящему времени. Не были использованы лишь «теории объективного списка» (objective list theories), связывающие уровень счастья с различными «формальными» факторами – уровнем образования, дохода, религиозностью, местом проживания и т. д., а также концепции «эмоциональных состояний» – из-за потенциальной неисчерпаемости, как нам тогда казалось, разновидностей положительных эмоций, которые могут быть ассоциированы с достижением счастья [Haybron, 2008].

Кратко объясним идеи и гипотезы, лежащие в каждой шкале анкеты.

Шкала «Уровень сложности» отражает положение М. Чиксентмихайи о том, что одним из главных условий потока является достаточно высокий уровень заданий – так же, как и умений индивида. «По умолчанию» уровень навыков для соответствующего занятия признается равным десяти, поэтому предполагалось, что сложность потоковых видов активности (с которой индивид справляется) может оказаться равной 7, 8 или 9 баллам. Если сложность активности превышала уровень навыков испытуемого, ему предлагалось ставить оценку 10+ (в итоге подобных оценок ни у кого из испытуемых не оказалось).

Шкала «Самочувствие» отражает многочисленные факты и гипотезы о связи понятий «счастье» и «здоровье».

Шкалы «Самореализация», «Самовыражение», «Саморазвитие» и «Вовлеченность» уже знакомы читателю по исследованию ESM-1.

Шкала «Удовольствие» отражает как гедонистические представления о природе счастья, так и одну из сопутствующих потоковых характеристик.

Шкала «Свой выбор» показывает наше желание выявить роль смысловых компонентов активности индивида, а также его «внутреннюю мотивацию» («intrinsic motivation») – понятие, широко используемое в концепции потока и теории самодетерминации [Ryan, Deci – см. гл.1].

Шкала «Польза для себя» включена в анкету с целью проверки гипотезы о связи концептов «счастье» и «эгоизм» (использованного, помимо прочего, в конструировании одной из систем ЛОКС), в то время как шкала «Польза для других» позволяет изучить соотношение двух вышеупомянутых конструктов с понятием «альтруизм», нередко признаваемым в качестве альтернативы эгоизму.

Наконец, шкала «Хорошая жизнь» представляет теории, связывающие счастье индивида с уровнем удовлетворенности жизнью, ее целостной оценкой («life satisfaction theories»).

Одной из намечавшихся целей в исследовании ESM-2 было стремление отыскать своего рода «формулу» потоковых состояний, основанную на гипотезе о подъеме в потоковой активности показателей лишь трех шкал анкеты (уровня сложности, удовольствия, вовлеченности), ассоциируемых с потоком.

Исследование проводилось в мае – июне 2012 года и длилось две недели. Каждый испытуемый перед началом эксперимента получил письменную и краткую устную инструкции, а также 14 бланков анкеты для ежедневного использования. Один из испытуемых (Р.) предпочел упрощенный вариант анкеты из 6 пунктов (все пункты исследования ESM-1 плюс шкала «Уровень сложности»), и заполнял его на протяжении четырех недель, что в итоге привело к схожим результатам по имеющимся шкалам. За сутки каждый испытуемый делал в среднем 90 – 100 измерений.

В эксперименте приняли участие три женщины в возрасте от 30 до 52 лет (А., З. и С.) и один мужчина (Р.) в возрасте 24 лет. Все имели высшее образование и интересовались практической психологией. Одна из участниц (С.) была испытуемой в исследовании – 1.

Заполненные бланки сдавались руководителю не реже одного раза в 3 - 4 дня (два раза в неделю). Вечером последних суток, после сдачи последних заполненных анкет, с каждым из испытуемых проводилось дополнительное индивидуальное интервьюирование. Теперь, когда он не мог видеть результаты, ему кратко рассказывали о понятии «поток» и его основных признаках. Затем экспериментатор говорил испытуемому, что будет медленно зачитывать левую часть его анкет – временные интервалы и виды активности, которые были указаны в бланках. Испытуемому предлагалось вспоминать данные ситуации (из-за недавнего заполнения они лучше запечатлелись в памяти) и говорить, если данный вид активности мог быть отнесен к потоковой. При этом испытуемый сидел отдельно и не видел свои оценки, поэтому не мог подогнать «решение под ответ», а должен был руководствоваться лишь своими ощущениями (или воспоминаниями о них). В случае колебаний (таких было немного) ситуация дополнительно обсуждалась, после чего принималось решение. В любом случае, обилие фактического материала (от 1200 до 1500 измерений для каждого участника) нивелировало возможные отклонения.

По результатам основного эксперимента и дополнительного обследования по его окончании для каждого испытуемого были получены два массива данных. Один из них характеризует потоковые состояния (ПС), другой – «обычные» состояния, не отнесенные к потоковым (ОС). Описательная статистика по всем измеренным компонентам представлена на рис. 2, 3, 4, 5.



Рис. 2. Средние значения оценок различных шкал обычного и потокового состояния у испытуемой А.


Рис. 3. Средние значения оценок различных шкал обычного и потокового состояния у испытуемой З.



Рис. 4. Средние значения оценок различных шкал обычного и потокового состояния у испытуемой С.



Рис. 5. Средние значения оценок различных шкал обычного и потокового состояния у испытуемого Р.


Для проверки гипотез о взаимосвязи измеренных компонентов (шкал ESM) был проведен корреляционный анализ, результаты которого приведены в табл. 5-8.


Табл. 5. Коэффициенты корреляции (Пирсон) между всеми шкалами ESM для потокового (ПС) и обычного (ОС) состояния испытуемого Р.

 

 

Самореализация

Самовыражение

Саморазвитие

Вовлеченность

Удовольствие

ПС (N=10)

Самовыражение

0,98

 

 

 

 

Саморазвитие

0,18

0,30

 

 

 

Вовлеченность

0,39

0,47

0,72

 

 

Удовольствие

0,04

0,20

0,51

0,29

 

Уровень сложности

0,47

0,53

0,67

0,77

0,18

 

 

ОС (N=203)

Самовыражение

0,89

 

 

 

 

Саморазвитие

0,32

0,28

 

 

 

Вовлеченность

0,37

0,37

0,50

 

 

Удовольствие

-0,01

0,04

0,40

0,41

 

Уровень сложности

0,40

0,37

0,57

0,47

-0,15

 

 

Примечание: жирным шрифтом выделены значимые коэффициенты корреляции

 

Табл. 6. Коэффициенты корреляции (Пирсон) между всеми шкалами ESM для потокового (ПС) и обычного (ОС) состояния испытуемой З.

 

 

Уровень сложности

Самочувствие

Самореализация

Самовыражение

Саморазвитие

Вовлеченность

Удовольствие

Свой выбор

Польза для себя

Польза для других

ПС (N=9)

Самочувствие

0,54

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Самореализация

0,96

0,56

 

 

 

 

 

 

 

 

Самовыражение

0,88

0,47

0,89

 

 

 

 

 

 

 

Саморазвитие

0,96

0,53

0,89

0,88

 

 

 

 

 

 

Вовлеченность

0,74

0,60

0,81

0,88

0,77

 

 

 

 

 

Удовольствие

0,58

0,62

0,64

0,68

0,60

0,82

 

 

 

 

Свой выбор

0,85

0,53

0,86

0,75

0,74

0,67

0,57

 

 

 

Польза для себя

0,84

0,65

0,81

0,80

0,84

0,69

0,75

0,81

 

 

Польза для других

-0,17

-0,62

-0,11

0,15

-0,13

-0,02

0,05

-0,12

-0,02

 

Хорошая жизнь

0,45

0,60

0,46

0,46

0,43

0,37

0,74

0,46

0,78

0,05

ОС (N=103)

Самочувствие

0,24

1,00

 

 

 

 

 

 

 

 

Самореализация

0,82

0,37

1,00

 

 

 

 

 

 

 

Самовыражение

0,77

0,26

0,90

1,00

 

 

 

 

 

 

Саморазвитие

0,74

0,46

0,81

0,77

1,00

 

 

 

 

 

Вовлеченность

0,48

0,57

0,60

0,62

0,67

1,00

 

 

 

 

Удовольствие

0,09

0,73

0,28

0,27

0,40

0,72

1,00

 

 

 

Свой выбор

0,11

0,31

0,23

0,18

0,20

0,38

0,46

1,00

 

 

Польза для себя

0,33

0,22

0,41

0,44

0,45

0,37

0,33

0,46

1,00

 

Польза для других

0,66

0,01

0,62

0,60

0,50

0,34

-0,01

0,04

0,12

1,00

Хорошая жизнь

0,39

0,61

0,50

0,47

0,50

0,52

0,62

0,41

0,51

0,27

 

Примечание: жирным шрифтом выделены значимые коэффициенты корреляции


Табл. 7. Коэффициенты корреляции (Пирсон) между всеми шкалами ESM для потокового (ПС) и обычного (ОС) состояния испытуемой С.

 

Уровень сложности

Самочувствие

Самореализация

Самовыражение

Саморазвитие

Вовлеченность

Удовольствие

Свой выбор

Польза для себя

Польза для других

ПС (N=22)

Самочувствие

0,23

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Самореализация

0,60

0,58

 

 

 

 

 

 

 

 

Самовыражение

0,69

0,45

0,90

 

 

 

 

 

 

 

Саморазвитие

0,35

0,54

0,34

0,22

 

 

 

 

 

 

Вовлеченность

0,37

0,88

0,67

0,55

0,77

 

 

 

 

 

Удовольствие

0,30

0,60

0,36

0,28

0,75

0,73

 

 

 

 

Свой выбор

0,02

0,38

0,28

-0,01

0,52

0,44

0,29

 

 

 

Польза для себя

0,28

0,86

0,56

0,45

0,76

0,95

0,67

0,51

 

 

Польза для других

0,53

0,27

0,61

0,62

0,41

0,50

0,36

0,20

0,53

 

Хорошая жизнь

0,11

0,75

0,33

0,29

0,54

0,78

0,49

0,24

0,77

0,26

ОС (N=141)

Самочувствие

0,21

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Самореализация

0,78

0,47

 

 

 

 

 

 

 

 

Самовыражение

0,69

0,45

0,90

 

 

 

 

 

 

 

Саморазвитие

0,78

0,38

0,85

0,79

 

 

 

 

 

 

Вовлеченность

0,60

0,60

0,76

0,76

0,77

 

 

 

 

 

Удовольствие

0,40

0,76

0,68

0,65

0,66

0,81

 

 

 

 

Польза для себя

0,46

0,41

0,66

0,62

0,68

0,64

0,64

 

 

 

Польза для других

0,66

0,35

0,80

0,75

0,77

0,65

0,56

-

0,62

 

Хорошая жизнь

0,24

0,79

0,57

0,51

0,47

0,64

0,85

-

0,58

0,45

Примечание: жирным шрифтом выделены значимые коэффициенты корреляции


Табл. 8. Коэффициенты корреляции (Пирсон) между всеми шкалами ESM для потокового (ПС) и обычного (ОС) состояния испытуемой А

 

Уровень сложности

Самочувствие

Самореализация

Самовыражение

Саморазвитие

Вовлеченность

Удовольствие

Свой выбор

Польза для себя

Польза для других

ПС (N=14)

Самочувствие

-0,11

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Самореализация

0,53

0,55

 

 

 

 

 

 

 

 

Самовыражение

0,24

0,16

0,63

 

 

 

 

 

 

 

Саморазвитие

0,43

0,48

0,88

0,44

 

 

 

 

 

 

Вовлеченность

0,35

0,44

0,68

0,14

0,78

 

 

 

 

 

Удовольствие

-0,15

0,71

0,58

0,41

0,62

0,53

 

 

 

 

Польза для себя

0,33

0,43

0,58

0,52

0,41

0,26

0,57

 

 

 

Польза для других

-0,11

0,21

-0,07

-0,02

-0,35

-0,39

0,00

-

0,45

 

Хорошая жизнь

-0,15

0,68

0,50

0,30

0,51

0,41

0,87

-

0,57

0,26

ОС (N=83)

Самочувствие

-0,22

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Самореализация

-0,07

0,68

 

 

 

 

 

 

 

 

Самовыражение

0,01

0,55

0,74

 

 

 

 

 

 

 

Саморазвитие

0,02

0,62

0,79

0,61

 

 

 

 

 

 

Вовлеченность

-0,01

0,42

0,57

0,50

0,63

 

 

 

 

 

Удовольствие

-0,38

0,66

0,73

0,50

0,72

0,59

 

 

 

 

Свой выбор

-0,24

0,24

0,34

0,29

0,33

0,27

0,54

 

 

 

Польза для себя

-0,38

0,26

0,36

0,25

0,32

0,20

0,58

0,47

 

 

Польза для других

-0,20

0,12

0,29

0,38

0,01

0,04

0,23

0,19

0,48

 

Хорошая жизнь

-0,36

0,63

0,58

0,37

0,56

0,32

0,67

0,27

0,43

0,23

Примечание: жирным шрифтом выделены значимые коэффициенты корреляции


Для обобщения результатов корреляционного анализы был проведен факторный анализ (по методу главных компонент с последующим вращением ВАРИМАКС, по результатам которого у каждого испытуемого оказалось выделено два фактора. Результаты приведены в табл. 9 – 12.

 

 Табл. 9. Факторные нагрузки для потокового и обычного состояний для испытуемой А

Шкала

Фактор 1

Фактор 2

ПС

ОС

ПС

ОС

Уровень сложности

 

 

0,71

-0,74

Самочувствие

0,81

0,76

 

 

Самореализация

0,65

0,88

0,69

 

Самовыражение

0,46

0,76

 

 

Саморазвитие

 

0,91

0,78

 

Вовлеченность

 

0,76

0,72

 

Удовольствие

0,89

0,75

 

 

Свой выбор

 

 

 

0,53

Польза для себя

0,76

 

 

0,80

Польза для других

 

 

-0,65

0,62

Хорошая жизнь

0,91

0,59

 

 

% объясненной дисперсии

0,41

0,40

0,27

0,22

 

 Табл. 10. Факторные нагрузки для потокового и обычного состояний для испытуемой З.

 

Шкала

Фактор 1

Фактор 2

ПС

ОС

ПС

ОС

Уровень сложности

0,91

0,91

 

 

Самочувствие

 

 

0,76

0,80

Самореализация

0,93

0,89

 

 

Самовыражнение

0,95

0,88

 

 

Саморазвитие

0,90

0,79

 

 

Вовлеченность

0,87

 

 

0,69

Удовольствие

0,81

 

 

0,91

Свой выбор

0,84

 

 

0,65

Польза для себя

0,92

 

 

0,51

Польза для других

 

0,81

-0,97

 

Хорошая жизнь

0,63

 

 

0,74

% объясненной дисперсии

0,64

0,38

0,15

0,32

 

 Табл. 11. Факторные нагрузки для потокового и обычного состояний для испытуемой С.